Не ты нашёл ключи от заброшенной башни — ключи нашли тебя.
На гнилой деревянной двери вырезано: «Прочти меня».

URL
03:59 

ad

Он ничего не боялся. Хохотал, пока Ничего вырывало ему рёбра через спину.
Тяжкая духота мешает дышать. По ту сторону залитой монтажной пеной щели в стене с тихим шорохом разлагаются отравленные муравьи. Никогда не надоест повторять: лето — время упадка и гибели. Время размышлений о скоротечности жизни и недалёкой смерти. Даже если ты молод и умрёшь лет через 60, что есть эти 60 лет? Они быстро пройдут, не успеешь сделать и половины задуманного. А мне осталось явно не 60 лет.
Всё выглядит пустым и неважным, когда думаешь о смерти. Её нельзя избежать, нельзя увернуться правилами безопасности, нельзя договориться. Нельзя "немножко умереть" и воскреснуть лет через сто. Можно отстрочить на несколько коротких лет, но затем постаревший организм всё равно сломается, и сознание выключится. Навсегда. Нельзя отдохнуть от жизни и вернуться свежим. Когда умер, уже нельзя вообще ничего. Для тебя всё кончилось.
А жизнь продолжится, придумают новые развлечения, техникой ещё больше облегчат бытие, изничтожат некоторые мировые трудности. Но тебя здесь уже не будет. Люди говорят о "вечной жизни" в творениях, детях, потомках, клонах. Но самого тебя здесь уже никогда не будет.
Не могу описать ужас перед неизбежностью смерти и своей беспомощностью, но если бы можно было выбрать между быстрым безболезненным уходом и вечностью, стоя на раскалённых углях, без раздумий выбрал второе. Возможно, через день-два, когда ноги превратятся в жареное кровавое мясо, пожалел об этом, но сейчас предпочту угли концу всему. Когда жив, есть надежда на улучшение, на побег, на чудо. После смерти даже надеяться не сможешь, ничего не сможешь.
Затем стало пасмурно, налетели красивые фиолетовые тучи, пошёл дождь. Наступила темнота, свежесть и спокойствие. Грустные мысли уступили грому и сверкающим молниям.


@темы: внутри, жуть и страх

01:32 

consummationem

Он ничего не боялся. Хохотал, пока Ничего вырывало ему рёбра через спину.
Однажды наткнулся на список затёртых до дыр связок "внешность персонажа — влияние на сюжет". Из серии "чёрные волосы — злодей, светлые — хороший парень/принцесса". И описывалось там "несчастное изменение волос".
Раньше не замечал, а ведь действительно: если в кине герой пережил нечто плохое, пусть и мельком, но обязательно показывают, что раньше у него волосы были длиннее. Иногда даже персонажи с каменными от решимости мордами стригутся прямо на камеру. Смотри, зритель! Какое у героя потрясение случилось, если он аж подстричься осмелился! Это же какой тяжёлый шаг, и жизнь так сразу изменилась, и другим человеком стал!
Сколько киней не вспоминал, вообще во всех с трудным прошлым персонажа обязательно будет "несчастное изменение волос". Хоть в виде вставок с воспоминаниями, хоть в виде фотографий. Почему именно волосы? Почему нет "отважного подстригания ногтей на ногах во славу новой жизни"? "Решительного надевания цветных линз", "героического вставляния пирсинга", "безудержного набивания тату" (это и то более серьёзное изменение, чем состригание волос, которые отрастут через пару месяцев)? Хоть какое-то разнообразие было бы, да и ближе к настоящей жизни.

@темы: снаружи, мненьице

10:25 

saeculi.

Он ничего не боялся. Хохотал, пока Ничего вырывало ему рёбра через спину.
Глубокое тёмно-синее, отливающее фиолетовым небо. Летнее небо позднего вечера или ранней ночи. Немногое, за что стоит любить лето: за иссиня-чёрное небо, яростные грозы и весёлые растения.
Но на этот раз космос встревожен: самолёты загораживают звёзды, пугая людей и беспокоя собак. Почему толпа наблюдает за обычным полётом пассажирских машин? Что видится людям в мигании огней, что слышится в ревущем гудении? Наверное, то же, что и мне — сбывшийся кошмар.
Сначала появляется один, он несётся высоко и прямо, как положено хорошему самолёту. Затем чудовище постепенно снижается, загораживает небо пугающе огромным телом, возникают другие шайтан-машины. Движения становятся непонятными, неровными, кажется: сейчас самолёты врежутся. Ожидаемый исход — громадные страшилища падают. Мёртвые металлические туши уныло возвышаются вдалеке, многоэтажки на их фоне смотрятся маленькими и жалкими.
Сейчас всё не так. Сейчас впервые понял, что это всего лишь сон. И поэтому захотелось досмотреть его до конца и впервые увидеть завершение. Все самолёты упадут и раздавят меня? Выживу, и сон кончится? Наблюдать старинный кошмар страшно, даже если осознаёшь свою неуязвимость. Хорошо говорить о смелости, когда на тебя не падает ракетоподобная монстрила шириной в сотни метров и длиной в километры!


На днях пришёл невероятно тоскливый и длинный сон, который я, конечно же, не запомнил. Остались только впечатления и мысли внутри кошмара. Мир умирал. Не из-за косящей людей чумы, не из-за войны, не из-за тёмной магии или определённой причины. Вселенная просто быстро вырождалась, таяла, а вместе с ней готовились к смерти и живые.
Выцветшие серые виды, грустные люди. Безнадёга и смиренное ожидание исчезновения. Никто уже не плачет, не молится, не проклинает судьбу и богов. Зачем? Всё идёт как и должно. Один мир умрёт, родится другой. Смутно припоминаю тусклый лес поздней осени, мы с егерем сидим у костра — единственным ярким пятном во сне. Спокойствие и ленивое любопытство — как это случится? А снег шёл всё сильнее и сильнее, постепенно загораживал деревья и огонь. Скоро всё заметёт белым, и не останется ничего.


@темы: крылья машин, жуть и страх

00:47 

Imperat

Он ничего не боялся. Хохотал, пока Ничего вырывало ему рёбра через спину.
Когда на место ласковой Луны приходит раскалённое чудовище, когда прохладные ночи сменяются короткой душной тьмой без слабейшего ветра, наступает оно — время смерти и разложения. Улицы дышит жаром, около дорог стоит пыльный туман, навевающий думы о пустынях и песчаных бурях. Воздух превращается во влажно-песочный мусор, невозможно дышать, да и не хочется: летом мир заполняет вездесущая вонь бензина, гниющего мяса и плесневелых овощей.
В Светлое время года обстановка сильно меняется. Не из-за весёлых цветов, жизнерадостных деревьев и пушистой травы: цветы скоро сорвут, деревья превратят в подпиленных трупов, а траву скосят, из здорово-зелёной она станет пожухло-жёлтой. Летом на дорогах заметно больше мигающих «Газелей» скорой помощи, а на обочинах — сбитых кошек и собак.
Если повезёт, можешь каждый день наблюдать за переменами в трупе. Сначала несчастный выглядит как при жизни, у некоторых даже шерсть чистая. Лишь бездвижность и своеобразно приоткрытая пасть выдают мертвечину. Затем живот падали раздувается, но через несколько дней при должной жаре дохлятина сдувается до "грязная шкура на скелете". Обычно на этой стадии покойного всё же убирают. Если повезёт ещё сильнее, вместо свежего трупа увидишь сплющенную колёсами тряпку или развороченные останки с выпущенными кишками и раздавленной головой.
Лето — время задуматься о собственной недолговечности и скором превращении в набор распадающихся белков.
А еще это время появления новых страхов. При слепящем бездушном свете огненного чудища все глубинные ужасы выползают на волю. Прочитал на днях: если почесаться, а белые полоски от ногтей долго не проходят — плохое кровообращение и/или проблемы с сердцем. Сколько себя помню, всегда долго держались белые полоски, да ещё и превращались потом в ярко-красные. Теперь чесать руки вдвойне страшно.
Кажется, превращение в набор распадающихся белков ближе, чем я думал.
Завершить пост разумно мерзким рисунком лета.


@темы: произошедшее, мы ненавидим это!, внутри

10:47 

tibi

Он ничего не боялся. Хохотал, пока Ничего вырывало ему рёбра через спину.
Отвращение, неприязнь, брезгливость и даже страхи — ничего не напоминает настоящую фобию. Скажу: «У меня арахнофобия», и совру — это отвращение перед мерзкими насекомыми и членистоногими, которые гадкими лапами путаются в волосах, одежде, давятся и оставляют след из внутренностей. Скажу: «У меня боязнь самолётов», и опять совру: проявляется страх только во сне.
Но есть и неразумные, сильные и глубинные страхи — настоящие фобии. У меня их три, они взаимосвязаны: все крутятся вокруг танатофобии — боязни смерти. Но по отдельности у моих страхов нет названия. Не могу одним словом сказать "клаустрофобия", "агарофобия" или "гематофобия". Нет, простые объяснения одним словом — не про шабначьи боязни.
Легче описать "что-то-не-так-с-кровью-фобию", о которой упоминал в некоторых старых записях. Это не обычная гематофобия: не волнуют ни полведра крови, ни широкий кровавый след на дороге. Но всё меняется, стоит увидеть вену или прочитать о болезни крови, сердца, сосудов. Сейчас-то я не смотрю на чужие венозные руки (да и на свои лишний раз не гляжу), подозрительные надписи не читаю, но раньше...
Впервые с боязнью дурной крови и сосудов столкнулся в детстве на уроке биологии. Как раз проходили сердечно-сосудистую систему. Учительница с увлечением и в подробностях описывала "грязную" тёмную венозную кровь, как она двигается. Предлагала проверить у самих себя пульс на запястье. И тут меня озарило: вены же так близко, только пальцы протяни, и вот они — длинные зелёные бурдюки с кровью. А вдруг их можно пережать неловким движением, расцарапать, подцепить случайно когтем и вырвать?
Живо всё представил, и тут мне стало странно. Мутило, тошнило, но чувствовал: на самом деле не мутит и не тошнит. Осознавал выдуманность недомогания, но легче от этого не становилось. В глазах потемнело, всё запрыгало, и одновременно понимал: ничего не потемнело и не прыгает. Муторно, ужасающе тошнит, руки дрожат, и кажется, что сейчас свалюсь в обморок или сдохну прямо тут от инфаркта. Скоро конец урока, но я даже встать не смогу! И вместе с этим знаю: нет никакого ни обморока, ни тошноты, ни плохого самочувствия.
Слава Ктулху, колдовство быстро спало. Всё исчезло без следов недавней свистопляски, что доказало бестелесную, душевную природу наваждения. Ненастоящая муть повторялась ещё два раза в разное время: во втором случае читал в книге описание операции на вено-артериях, в третьем — наткнулся на запись про потеющую кровью девушку. Но и первого раза хватило, сразу понял, что дело именно в кровососудах.
Жить фобия без названия не мешает, хотя и обидно: из-за леденящих душу вен нельзя добром руки почесать. Надеялся, что зелёные чудовища скроются со временем, но, конечно же не скрылись.

@темы: мы ненавидим это!, жуть и страх, внутри

07:43 

sacramentum

Он ничего не боялся. Хохотал, пока Ничего вырывало ему рёбра через спину.
Продолжаю серию постов про встреченные ощущения неправильности.
В школьном возрасте впервые столкнулся с картинами жанра сюрреализм. Неестественность этих рисунков по настроению совсем не похожа на неправильность советских открыток. Странность сюрреализма более явная, выпяченная на обзор.
Чем сильнее искажён мир, тем отвратительнее выглядит картина: вселенная на них наша, но испорчена чужим воображением. Да, люди смотрят фильмы и читают книги, чем и проникаются выдумками незнакомцев. Но в картинах большое количество "сломанных" деталей смотрится вульгарно. Будто рисователю приснился глубоко личный и понятный только ему сон, а художник тычет им в бедных жертв, насильно впихивает в головы зрителям свои духовные потроха.
Вот, только посмотрите, какая мерзость:

В посте три картинки:

@темы: мненьице, жуть и страх, внутри, бессвязный бред

10:03 

Crucis,

Он ничего не боялся. Хохотал, пока Ничего вырывало ему рёбра через спину.
Где-то в начале апреля писал про жуть в художественных произведениях, а сейчас поговорю о чувстве неправильности. Впервые испытал его в детстве, когда рассматривал открытки разных городов, но об этом позже.
Недавно на одном сайте со страшилками наткнулся на тему с "жуткими" картинками. Там в одной куче свалены и советские-открытко-подобные рисунки, и картины в сюрреализме, и просто неестественные фотографии. Думаю, нельзя смешивать разные виды неправильности в одно. Расскажу о всех "неправильностях", с которыми сталкивался, в порядке их появления в мою жизнь.
У нас было (да и сейчас где-то есть) много наборов с открытками. Светлых, но не вымученно-жизнерадостных. С обычными сценами из жизни: пляжи, музеи, парки, прохожие. Чистые улицы, здоровые деревья и могучие здания.


Были открытки и нашего маленького областного центра, они сверкали счастьем и благополучием. Казалось: протяни руку, и вот ты в новом мире победившего будущего с белыми строениями и большими окнами, а не в грязном посёлке с дремучими жителями. Картинки лучились спокойствием и обещанием: «Несколько шагов, и тебя ждёт другая жизнь. Где-то там, не здесь». Фото выглядели уютными, хотя я и понимал: города намеренно снимали излишне красивыми. На то и картинки, чтобы люди любовались и мечтали.
Но в глубине души зрело ощущение "что-то здесь не так". Открытки показывали мелочность и безликость людей по сравнению со зданиями — главными героями изображений. Снимки намекали: города не для нас, города для огромных строений. Для вокзалов, памятников-самолётов, домов с острыми углами и сверкающими стёклами, но не для людей. Странное одиночество фотографий — прохожие есть, но их нет. Далеко внизу в тени чудовищных зданий не люди, но обслуга панельных захватчиков.
Была в открытках и другая неправильность — тревожность, затишье перед приближением беды. Осветлённая и слегка зелёная картинка, непохожая на живую улицу. Застывшая суета — безнадёга пред-Апокалипсиса, когда половина жителей ещё не догадались о скорой смерти, а вторая часть осознаёт бессмысленность телодвижений.


Примерно в конце марта писал уже об этом, а сейчас повторюсь: однажды наяву столкнулся с настроением старых открыток. Не со зловещей, но светлой и "счастливой" частью настроения.
Стояло начало нулевых. Утро поздней весны или нежаркого лета. Небо ясное и светло-голубое, но солнце не жгло глаза, а пыль и духота не забивали лёгкие. Редкий приятный солнечный день, от того он и запомнился.
В те годы на каждом углу продавались фишки, наклейки и карты с героями и кадрами из мультиков. Столько новых игрушек, как много необычного и весёлого! Шёл на рынок за очередной стопкой фишек или колодой с покемонами. Помню, в самом начале помешательства по фишкам продавались они поштучно, валялись кучей в коробках из-под обуви. Это потом фишки клали в пакеты, и всё любопытство исчезло — скучно покупать кота в мешке, без возможности самому выбрать сотки (впервые слышу это слово, но мне нужен был синоним к "фишки").
Ленивое и свободное для меня утро в маленьком городе. Большая часть жителей разошлись по работам, остальные праздно бродят по крошечному рынку в десяток палаток. Людно, но человечьи толпы не забивают проходы. Свободно, но не пустынно. Из соседней многоэтажки лилась музыка, но не бесила, играла ненавязчивым фоном. Спокойствие и равновесие, как на советских открытках.
Вот тут и настигло меня ощущение победившего будущего — а будущее-то вот оно! Вот по-утреннему желтовато-голубое небо, большие светлые здания и горы стекла. Всё яркое, но не слепит, не вымудренное, но и не обрыдлое. Праздно-умиротворённое, шепчущее: «Теперь всегда будет хорошо, открытки не врали. Не нужно ехать в города с открыток: открытки переехали к тебе».
Вневременный день. Размеренный, чистый и радостный, как будущее из фантастики-утопии. Но технологически отставший и глупый, как далёкое прошлое. День без сложностей и жизненных потрясений, в нём нет места несчастьям, но и великое веселье в него не заглянет.
Утро в городе без пешеходных светофоров, по дорогам которого проезжают две машины в час. Без вырвиглазных вывесок с рекламой и всепоглощающей бензиновой вони. Без столбов песка выше человеческого роста, без пыли, забивающей носки даже через обувь.
Ты знаешь, чем закончится утро: выберешь в одной из палаток десятка два фишек, колоду карт с покемонами и два набора наклеек. Потом зайдёшь прикупить простой еды, возможно, возьмёшь из любопытства инжир. И с предвкушением отправишься домой изучать приобретённое, как дракон радуется свежестащенной принцессе. Воодушевление продлится минут двадцать — большего куски разукрашенного картона и не стоят.
Приятный выходной день продолжишь игрой в сегу, чтением под музыку или прогулками по городу в поисках новых уютных мест. Простые и бесполезные развлечения, но именно сегодня несущие дух всеобщей замедленности и благодати.
Часов в шесть вечера ласковое светло-жёлтое светило преобразиться в жгуче-рыжее чудище. Вернутся с работ жители, чтобы тут же в домашней одежде выползти на лавочки для обсуждения неказистых сериалов. А ты рассматриваешь во окно прохожих, да выбираешь фильм на вечер. Ближе к ночи, когда подойдёт к концу второй одноразовый ужастик, и сам выкатишься на лавочку для обсуждения странных случаев из жизни и чужих полуправдивых рассказов. К этому мгновенью вечерний караул лавочек — бабки и тётки — сдаст пост молодёжи.
Очередной пустой день, но который запомнится во всех подробностях.

@темы: внутри, жуть и страх, произошедшее

11:00 

omniumque

Он ничего не боялся. Хохотал, пока Ничего вырывало ему рёбра через спину.
В родном дворе не было ровесников: дети либо заметно старше, либо младше меня. А в детстве, надо сказать, разница и в два-три года сильно бросается в глаза. Я приставал к четырём ребятам, которые старше меня на шесть лет. Они казались умнее одногодок из соседних дворов, да и с радостью играли со мной, не пытались отвязаться от малолетки.
Пыльные архивы с жёлтой бумагой и выцветшими чернилами на то и существуют — показывать далёкие и забытые воспоминания. Как в погрызенном мышами пергаменте нет ничего весёлого и жизнеутверждающего, так и в моём рассказе не будет светлого счастливого детства.
Бывают неприятные, но мелкие и обыденные события, когда ничего плохого не происходит, но остаётся ощущение, что на тебя вылили ведро свежего говна. Самый яркий подобный случай, который навеки вечные вгрызся в память, грянул на пятилетнего меня.
Рядом с нашей пятиэтажкой жил и колосился небольшой парк, на его краю стояли несколько гаражей. Дети часто играли в прятки и догонялки между металлическими гробами, забегали в тёмный и нелюдимый "лес" посреди улицы. Мы не мешали ковыряться в машинах, не носились перед открытыми гаражами и не сбивали с ног злых усталых автомобилистов. Вообще обегали обитаемые гаражи сзади, со стороны "рощи", хотя и боялись встречи с вездесущим вадой.
И вот отрываюсь я как-то от Славки, как встречаю странных Ленку, Кольку и Катьку. Минуту назад все радостно носились по нашей бесконечной чаще, а вот сейчас стоят столбами с каменными рожами. Тут и Славка подходит с такими же сложными щами, даже не пытается никого ловить.
— Пошли-ка домой... — загадочно предлагает Ленка.
— Да чё случилось-то? — меня не отпускало ощущение, что мимо проплывает загадка, приключения плаща и кинжала.
— Этот... — Ленка кивнула в сторону мерзкого старикашки, копошащегося в полуразваленном «Запорожце», — ... когда мы пробегали мимо сказал: «Заебали уже эти сраные дети, а Фамилина вообще лопатой по голове ёбнуть нужно».
И тут накатила волна ощущения безграничной несправедливости. Мы не орали ультразвуком, не ржали по-гиенски, не носились перед его трижды никому не нужным гаражом. А просто играли в парке — общественном месте! И вообще, почему только меня нужно лопатой по голове ударить? Остальные бегали наравне со мной, а я так вообще больше в "лесу" прятался, на дорогу реже вылетал.
— Да чё вы этого карлухана* полудохлого испугались? Давайте опять [играть]!
__________________________
*Карлухан — карлик (прим. автора)

— Ты хочешь, чтобы тебя убили? — возмутился Славка.
Убили!.. Это сейчас убийствами, трупами и расчленёнкой не удивишь ни одного ребёнка. А в годы моего детства слова "маньяк" никто не знал, убийства казались такими же далёкими и сказочными, как и растущий нос Буратино. И тут вдруг про душегубство заговорили при свете дня, на полном серьёзе! Чтобы сосед, пусть и на редкость тошнотворный, убил кого-то ни за что?..
Осознав угрозу "полудохлого карлухана", согласился вернуться домой. Да и облака как раз набежали, вдруг дождь пойдёт. Кинул на прощание полный ненависти взгляд на соседа — низкорослого пузатого старика с лысиной на макушке и торчащими по бокам головы седыми клочьями волос. Он бы походил на злобного учёного из мультиков, надень белый халат. В жизни же клоунские лохмы и сосредоточенно-злобная рожа превращали древнюю развалину в нищего, уставшего от жизни неудачника.
— Чё случилось? — родители мгновенно заметили моё помрачневшее лицо.
— Да тучи налетели, не хотели уходить, но вдруг дождь.
Неказистое, но правдоподобное враньё всех устроило. А мне казалось — если не скажу родителям про мерзотного соседа, то его и не будет. Словно сотрутся слова о лопате, о "сраных детях", об убийстве. Да и не слышал же я их, слов этих. Ребята рассказали, а они могли разыграть, посмеяться с перепуганного малолетки.
Надеюсь, старикашка мучительно подох в луже собственного дерьма и блевотины.

@темы: произошедшее, мы ненавидим это!

06:49 

christianae

Он ничего не боялся. Хохотал, пока Ничего вырывало ему рёбра через спину.
Ужасная смерть — не знать о своей смерти. А вдруг все умирают во сне, а просыпается новая личность? С нашими воспоминаниями, характером, но не мы. И двойники спокойно, ничего не подозревая, лягут спать, чтобы сдохнуть и продолжить цепь коротких жизней.
Никогда не знаешь, кем проснёшься. Сейчас ты тот же человек, что и вчера? А кем ты будешь завтра? Ничего нельзя подсчитать и рассчитать: животное не машина, не подчиняется чётким правилам, не настраивается. Одни говорят, что дело в полной Луне. Больше похоже на отговорки и самовнушение.
Не дай Ктулху очнуться посреди изменения. Во сне не заметишь мучений и просто начнёшь новый день. Когда чувствуешь перемены, тщетно пытаешься помешать природе, терпишь боль в ломающихся конечностях и потрохах. Несколько часов издевательств, и вот ты другой. На сутки или двое, потому что через пару дней всё повторится.
Вот бы ускориться, перейти на четырёхлапый бег. Двуногое строение — медленное и хрупкое. Намного удобнее с рулём-хвостом и пушистым мехом, который защищает от падений и когтей врагов.
Разумное завершение вереницы снов о волках — сон об оборотнях, чьи превращения не зависят от Луны. Ты просто ложишься спать и не знаешь, человеком ли проснёшься, не убьёт ли тебя-волка толпа быдло-охотников.


@темы: прохладный сказ, крылья машин

12:14 

fidei

Он ничего не боялся. Хохотал, пока Ничего вырывало ему рёбра через спину.
Сейчас ты спокоен и весел, но знаешь: скоро хорошие времена пройдут, наступит очередное изменение в худшую сторону. Успокаиваешь себя: «Ну, не всегда же случается плохое!», но несильно глубоко в душе понимаешь: да, перемены почти всегда несут на хвосте беду.
Оглядываешься по сторонам, встречаешь равнодушные и немного злые лица окружающих. Видишь маячащих вдалеке знакомых призраков беспокойства, приветствуешь их как старых приятелей. Время пришло, и праздной безмятежности настал конец.
Действуй! Иначе машина жизни пронесёт тебя мимо, и никто не подскажет, не предложит помощь. Хочешь или нет, нужно сделать трудный шаг — громко и решительно крикнуть: «На остановке остановите!». Очередной раз ужаснуться жалкому бесшумному блеянию и молить богов, чтобы водитель услышал.
Не люблю тесные вонючие маршрутки, скучаю по тёплым и тихим автобусам, троллейбусам. Но и они не сравнятся с собственной родной машиной.

В детстве часто ездил в разные места. Постоянно тошнило от бензиновой вони, но не отказывался от путешествия. Особенное приключение — просыпаться на рассвете, когда тёмно-синее небо едва зеленеет на востоке. Идти с родителями в гаражи — неблизкий по меркам ребёнка путь. Приветствовать местных собак и родного Тузика — "общего" пса.
Машина довольно урчит, разогревается. От выхлопов уже подташнивает, не знаешь, как лучше: залезть внутрь к вонючему теплу или остаться на по-свежему холодной улице и найти место, в котором ветер не гонит газ в лицо. Никогда не находил.
Приготовления заканчиваются, машина отправляется в далёкий часовой/полуторо-часовой путь. Сейчас смешно: за время "приключения" даже фильм не посмотришь. Но в 6-10 лет расстояние казалось бесконечным. Наблюдаешь за медленным восстанием солнца и сменой окраски неба. Ранним утром поездка умиротворённая и уютная: на дороге мало машин, нет ядрёной вони бензина.
Появление солнца — знамение к тяжёлому кому в животе и горечи во рту. Единственное спасение — лечь и сейчас же заснуть. Второе испытание — вечно смердящий говном Город, через который мы проезжали. Родители шутили:
— Шабнака тошнит: мы подъезжаем к Городу.
Я отвечал:
— Меня перестаёт тошнить: мы отъезжаем от Города.
Торжественно въезжаем в цель путешествия и направляемся к рынку. Торгаши только пришли, сонно раскладывают товар по страшным деревянным прилавкам. Под утренним светло-жёлтым небом всё выглядит ненастоящим и подозрительно мирным. Никого нет, толпы покупателей не забивают проходы.
Через полчаса ночь уйдёт из сердец людей, и настанет настоящий день: с яркими жгучими лучами, обычным голубым небом и сотней человечьих туш. А сейчас мы идём на рынок под крышей, где продают ароматные сосиски с кетчупом и невероятной вкусноты бульон. Не евший перед дорогой ребёнок-Шабнак намного менее привередлив в еде, чем нынешний.
Иногда ехали не на заполненный необычными вещами рынок, а в менее любопытное место — на бабушкину дачу. Днём очарование поездки мгновенно улетучивалось, оставляя усталость от скачков по бездорожью и предчувствие двух недель заунывного наблюдения за грядками.


Как-то приехали зимой на дачу, не ради помидоров и огурцов, разумеется, а отдыха для. Свежим лесным воздухом подышать, с глубокомысленным видом посидеть в кресле-качалке напротив печки. Зима среди огромных сосен в большом доме без обычного отопления — особенная. Все носят толстые тёплые одежды, ярко-тёмные на фоне белого снега и неба.
Застывшее время и ощущение бесконечности холодов. Кажется, мы всегда здесь жили, других сезонов никогда не было. Смутное представление о весенних лужах, летней зелени и осенних листьях — пустое и неправдивое. Ничего не было, кроме огромных сугробов, метели и вековечных сосен.
И даже пришедшую за цепными псами стаю волков посчитали древними духами леса, безобидными, пока их не трогают. Смотрел на чёрно-бело-серых пришельцев по ту сторону безопасной ограды. Жёлтые глаза лучились мудростью и предостережением: «Не делай нам зла, и мы не ответим».
Собаки послушно шли за вожаками, заманивали волков в игру. Но меховые духи не отвлекались на развлечения, изображали разумных взрослых среди детей. А ведь псы и есть дети — потомки давно вымерших лесных волков.
Если долго изучать лес, лес начнёт изучать тебя. Присылая для этого менее добрых духов, чем волки. Например, медведя.
Взрослые ушли по делам, в даче остался я, рыжий кот по имени Кот и серый пушистый кот Мордвин (потому что родители привезли его из одноимённой республики). Пасмурное предвесеннее утро, снег постепенно сходит, оголяя отталкивающие полуразваленные хибары. Совсем не хочется никуда выходить, да и зачем? И еда здесь, и книги рядом, да и урчащие коты под боком.
Томный конец февраля разрушил медведь, огромный коричневый медведь. Ему наплевать на хилый деревянный забор, на жалкие окна без решёток. Если зверь захочет, то залезет в дом, убьёт и меня, и котов. Чудовище размером с дачу: заглядывая в окно, медведь наклонялся. Наклонялся к высокому окну.
А я сидел под окном и молил богов, чтобы зверь не увидел меня, не увидел котов. Коты! Надо их поймать и запереть зашторенной комнате, но как незаметно проползти между окнами? Медведь ходил вокруг дома, от окна к окну, высматривал и выжидал. Знает, что мы здесь, но пугает, издевается над жертвами.
Страшилище пошло на новый круг, я быстро метнулся под другое окно и поймал Кота. Теперь бы схватить Мордвина, прыгнуть к другой комнате и затаиться позади буфета. Никаких окон, лишь стена и деревянный спаситель. Но как с котами наперевес перебежать комнату? Стоит вылезти из-под подоконника, как медведь нас сразу заметит.
И никто не позовёт лесника, не побежит за помощью: зимой здесь никого нет! Никто не предупредит родителей, бабушку. Медведь их задерёт, а потом залезет в дачу. Как предупредить родных, где взять огромный лист бумаги и ручку, как выставить плакат снаружи? Всё в разных местах, в других комнатах. Недоступные расстояния с ловушками — предателями-окнами.
Чудище не спешит, вальяжно пошёл на сотый круг. Второй кот стоит в дверном проёме и неуверенно шипит медведю вслед. Звериная жопа скрывается, и я подкатываюсь к пушистому дураку, гуськом иду к доброму буфету. Обманчивое спасение от окон: и я, и коты знаем, что скоро медведь заберётся в дом и снесёт наши головы кошмарными когтями.
Вот если бы найти большой лист бумаги и ручку, написать предупреждение и вывесить его за окном. Если бы добраться до подвала и запереться там с котами. Если бы...


Однажды мамка рассказала про трусливую одногруппницу. Кучка подруг посмотрела фильм ужасов про зомби, всем было весело, кроме трусихи. И над ней заодно тоже посмеялись. Тогда пугливая обидчиво сказала страшное:
— Да чтоб вам приснились медведи!
Это ещё сильнее всех развеселило (и меня, пока слушал рассказ), надо же — бояться сны про обычных зверушек. Не инопланетян, не привидений, а простых меховых медведей.
Сейчас мне уже не очень весело.
Вообще-то волки с вечной зимой и медведь из разных снов. И на даче мы, естественно, никогда не зимовали, котов с собой не брали. А в кошмаре про медведя дело было в квартире, в полуразрушенном городе, где никто не позвонит в милицию и не спасёт. Самый страшный сон за всю жизнь: из-за мало-мальской правдоподобности и явственности ощущений. В кошмарах всегда снюсь себе ребёнком.

@темы: крылья машин, несколько в одном, произошедшее, прохладный сказ

03:07 

Mysteriorum

Он ничего не боялся. Хохотал, пока Ничего вырывало ему рёбра через спину.
Вещи плачут. В тёмное время слышен тоскливый металлический вой и ржавый хрип железной флейты. Иногда в хор встревает механический и немного грустный человеческий голос. Скрип эхом разносится по улице, намекая на огромные размеры металлического чудовища.
Чего он хочет? Избавиться от мучений или получить жертвоприношения в виде людских страданий? Рукотворные пугала заполонили планету. Устаревшие, брошенные и ненужные. Оставленные ржаветь и гнить в лесу, тёмных болотах, обрастать мхом и пауками. Кричат и зовут создателей похоронить их с почестями, но никто не слышит.
Спокойным вечером или ранним утром откройте окно, вслушайтесь в ночные звуки. Слышите далёкий металлический лязг, низкий неживотный рык и странную музыку? Вспомните об умирающих тракторах и эскаваторах. Не замечаете зловещих хрипов? Просто поселитесь недалеко от железной дороги, и странная какофония за окном верхом на загадочных размышлениях на ночь глядя вам обеспечены.
А поговорить я хотел вообще не об этом, а о человеках. Это любопытное животное. Неприятное, но любопытное. Стоит только немного изучить расселение племён, как появлялись черты приспособленности к разной погоде. Тут и личное участие: хочется узнать, что же ты такое, где были предки.
Начал издалека — почитал немного про антропологию и попробовал найти себя в одном из антропологических типажей. Естественно, и близко не встретил ничего похожего: половина фенотипов отсеялась на "глаза: только серые, голубые и синие", вторая половина — на "глаза: только карие и чёрные". Оставшиеся полтора вида отбросились на "смуглая кожа" и "вогнутый нос".
Продолжил поближе — поспрашивал родственников о предках, как говорили, кем были, что дышали. Теперь у меня нет ни национальности, ни родного языка, и всё стало ещё запутаннее. Впервые пожалел, что не общаюсь с родственниками по одной из линий и не могу выведать более полную картину. Слышал от них лишь два "необычных" слова: "тумбр" и "галдыр" (наверное, из-за давности лет я их неправильно написал), оба примерно означают "шум, гам, топот". И даже не знаю, на каком это языке.

@темы: бессвязный бред, внутри, несколько в одном

09:08 

virtus.

Он ничего не боялся. Хохотал, пока Ничего вырывало ему рёбра через спину.
Пазлы. Совершенно подходящие друг к другу детали. Отдельные части единого целого. Из пазлов состоит вся вселенная. Но я пишу не о тонких чудесах, а о приземлённых и привычных явлениях.
Люблю читать под музыку. Подбирать жанр под настроение книги. Если мозаика складывается, песни совмещаются с событиями романа "как тут и были". Когда в дальнейшем слушаешь эти композиции, вспоминаешь прочитанное, заново переживаешь рассказ.
У меня есть мелодии, наложенные на определённый период жизни, повести одного вида, даже фильмы. Без страха переслушиваю музыку и не боюсь, что она "замылится". Настоящие пазлы не теряют связи. Иногда между частями головоломки нет никакого сходства. Например: страшилки про технические странности (компьютеры, приставки, телевизоры, радио) нравится читать под «Металлику».
С фильмами сложнее: нельзя же одновременно смотреть и слушать музыку. Нет, они соединяются в разное время. Сначала увлекаешься группой, заслушиваешь их до дыр, вспоминаешь старый и подзабытый коллектив — неважно. Затем находишь самобытное кино, чем-то неявно цепляющее. Ложишься спать, прокручиваешь кадры. И однажды внезапно замечаешь: сцены проигрываются в голове вместе с музыкой. Кино открывается в новом свете, замечаешь такт и скорость.
Впервые хочу пересмотреть фильм не из-за "в детстве глядел, неплохое же кинцо было", но ради новых ощущений. Переосмыслить ленту на свежую голову, с наложением воображаемой пазла-музыки. Приятно мучаюсь в предвкушении но понимаю: сейчас не время.
Тёмным октябрём, когда летние чудовища страдают по ушедшей духоте и поре гнилостного тепла. Или снежным декабрём, когда за окном -30 и белое полотно, а ты сидишь под пледами в добром кресле. Мигает гирлянда, зловеще перекатываются красные сгустки в лавовой лампе.
Скорее бы холодное полугодие.


@темы: внутри

00:16 

Imperat

Он ничего не боялся. Хохотал, пока Ничего вырывало ему рёбра через спину.
Некоторое время назад Wet_Garden давала мне темы для постов (я собираю темы в этом посте). Сейчас я напишу по одной из тем: «Так ведьмак ты немного или нет?».
Мракобесие, тьма, Средневековье:

@темы: произошедшее, бессвязный бред, внутри

01:01 

tibi

Он ничего не боялся. Хохотал, пока Ничего вырывало ему рёбра через спину.
Однажды в школе нам задали написать свободное сочинение о книгах или библиотеках. Сначала хотел было настрочить "правильный" и ожидаемый рассказ о любимом произведении и о частых походах в библиотеку, но затем передумал. И написал это.
То самое настоящее сочинение уже потеряно вместе со школьными тетрадями, но помню сюжет. И сейчас я перепишу сочинение на лад современного себя. Без изменений в сюжете, но с улучшенным слогом.

«Библиотека манила, лучилась пылью и запахом старой бумаги. Хмурым сентябрьским понедельником душу грела мысль: «Как покопаюсь в отделе с книжками о мифах, как найду чё-нить необычное, как откопаю таинственную и редкую книжку, как вызову Сатану!». Чёрным понедельником, когда до выходных и каникул бесконечно далеко, библиотека обещала незабытье среди заморских земель и сказочных тварей.
Дверь, огромная и страшная, как Балор, тяжело распахнулась, выставив тёмные внутренности здания. Знакомого и родного здания: скрипучие деревянные полы, уродский зелёный ковёр с красными полосами по бокам, титаническую мебель. И неожиданную тишину. Нет привычных шорохов библиотекарши, тихих смешков школьников, покашливаний посетителей и шелеста страниц.
Потому что в заведении никого не было.
Первая мысль: «И как мне теперь вернуть книжки?». Вторая: «Я могу спереть любые книжки, и никто не подумает на меня!». Плутоватая кровь победила, и я решительно направился вглубь библиотеки. Книги, я иду к вам — настоящий любящий хозяин. Осторожно читающий, заклеивающий листы.
Но коварный план разрушил шёпот невидимого читателя, который спрятался между шкафами. В поисках скрытного злодея, побродил по залу, но никого не нашёл. А мерзавец издевался, бормотал громче и громче. Истошный шёпот водил меня по кругу, сбивал с мыслей и мешал сосредоточиться на ловле негодяя.
Хулиганы приходили, голоса смешивались в монотонный бессмысленный гул, заговор против моей бедной головы. Где выход, как убежать, спастись от толпы библиотечных невидимок? Вертелись шкафы, вертелась кошмарная зелёная дорожка с красными полосами. А ноги не вертелись, не искали выход, не подчинялись приказам.
Спрятался под стол, но шёпот преследовал, требовал неизвестного. Понял, что не вернуться мне домой, когда в узорах половиц увидел лицо библиотекарши».

Учительница, омерзительная гадина с вечно всем недовольной мордой, влепила трояк и подписала: «Непонятно, откуда взялись голоса и что они шептали!». Но ведь в этом весь смысл, тупая ты скотина!
Ну, вот. Пожаловался на несправедливость столетней давности, и на душе стало немного теплее.

@темы: жуть и страх, мы ненавидим это!, произошедшее, прохладный сказ

22:19 

excelsa

Он ничего не боялся. Хохотал, пока Ничего вырывало ему рёбра через спину.
Шить сложно. Даже если изделие — небольшой мешочек, в который и телефон не поместится. Нет швейной машинки, мучаю пальцы, попадаю иголкой под кожу и проклинаю человека, убравшего из магазинов большие напальчники.
Благословляю уроки труда четвёртого класса — нас всех учили шить, завязывать узлы на нитках, пользоваться пяльцами и вязать, независимо от пола. Пока "посоны" возмущались, я мотал знания на ус и одобрительно кивал: просить кого-то портки тебе заштопать — унизительно.
Сейчас не штаны заделываю, но шью кошель из плотной чёрной ткани. Иголка идёт тяжко и неохотно, как набитый людскими тушами автобус в гору. Но два куска постепенно превращаются в мешочек, осталось вывернуть его и наполнить нужным: пахнущими кровью ржавыми гвоздями, иголками ядовитых кактусов, горошинами чёрного перца.
Посмотрел на приправу, а во рту уже появилась вязкая горечь разгрызенного перца. Никогда не любил этих мелких ублюдков: вкуса еде не придавали, лишь аппетит портили. Вместе с перцем в консервно-баночное варево добавлялся острый и навязчивый уксус, горячо любимый обеими бабушками. Уксус! Замечательно подойдёт резкому и злому кошельку.
Последняя деталь — эфирное масло пачули. Одновременно сырой и свежий запах плесени, бурного цвета, холодного подвала и жаркого пьяного лета. Жалко: недолго эфиру облагораживать вонючую весну духом славного растения. А вот уксус выветрится нескоро, вцепившись в несчастную ткань и отгоняя от мешочка любопытных котов.
Последняя капля лёгкого желтоватого масла упала на горошину перца, а вместе с ней — последняя тяжёлая мысль. Теперь кошель — не кошель, но чёрный сгусток ненависти. Завяжу его чёрной атласной ленточкой, бантиком. Красивый получился, стервец, даже обидно расставаться с мешком.
Солнце свирепое и острое, как и кошелёк. Отличное время для дела — положить сшитое в хорошем месте. Духота удачно разогнала всех по домам, лишь пыльные коты наблюдали таинство. Рядом с тёмным кошельком особенно ярко выделялись бледные руки: не розовато-белые, как раньше думал, но серо-лиловые. Кожа вурдалака, выползшего в день.
Радовался сделанному, потирал ладони: утро прошло не зря. Совершил важное — наслал на соседей понос.

@темы: произошедшее, прохладный сказ

18:42 

Dei

Он ничего не боялся. Хохотал, пока Ничего вырывало ему рёбра через спину.
Люди исчезают. К сожалению, слишком редко, поэтому их до сих пор так много. Но всё равно — исчезают. Без следов, из квартир, в подъездах. Наверное, многие слышали страшилки:
1) Про многодетную тётку, вышедшую во двор зимой за водой и пропавшую у колонки. Следы на снегу вели только вперёд. До забора далеко, никак не допрыгнуть. Считал этот случай пугалкой, пока не наткнулся на первоисточник — форум любителей оружия. Историю с исчезнувшей тёткой написал сам мент. Да, ничто не мешало ему напиздить.
2) Про тётку, которая возвращалась домой, зашла в подъезд — муж видел её в окно, а до квартиры не добралась. Никаких шагов по лестнице не было. Возможно, муж её и пришил. Возможно, тихо открылась дверь на первом этаже, женщину заволокли в квартиру.
3) Менее известный случай. Произошло в Америке: тётка отвела детей играть на соседском дворе. Соседка видела, как она с чем-то окровавленным шла из машины в дом, подумала: мясо. Женщина не вернулась за детьми, пропала. В доме нашли лишь размазанную по полу кровищу.
Кругом камеры, смартфоны, свистелки-перделки, а народ всё равно пропадает. Изредка находятся — в состоянии отличном от живого. Но встречаются и немёртвые — не помнят прошлого, не знают, кто они. Всегда интересовало, что происходит с потерявшим память людьми? Вышел Петя за хлебом, а очнулся в соседней области с амнезией. Избили, зачем-то накачали наркотой, загипнотизировали?
Или их с помощью чёрного ритуала превратили в зомби, но мясной голем сбежал от хозяев? Да, это самая вероятная догадка. Или внезапно проявилась скрытая болезнь? Последнее особенно настораживает: сегодня ты сидишь в кресле и пишешь тупой пост, а завтра с отсутствующим видом бредёшь в сторону Ингушетии.
В некоторых кругах нарастает ужас перед паспортами-чипами. Де, можно будет удалённо управлять людьми. Зато по чипам можно отследить, куда забрёл несчастный. Ещё лучше — установить чип в случайное место, чтобы убивцы не могли просто отрезать и выкинуть руку.
Что-то хотел написать более внятное, но что? Не знаю, не хочу ничего писать.

@темы: бессвязный бред, жуть и страх, снаружи

20:35 

Genitrix

Он ничего не боялся. Хохотал, пока Ничего вырывало ему рёбра через спину.
Яркий свет лупит прямо в морду, больно открывать глаза. Слабые зенки слезятся, отчего щиплют пуще прежнего. Долго, невозможно долго едкие слёзы высыхают, глаза привыкают ко свету.
Хочется спать, но нельзя поддаваться желанию больной головы. Грузные веки недовольно поднялись, дали рассмотреть комнату. Темно, лишь из-под двери пробивается больнично-белый свет. Где же ослепительные лучи, от которых жгло очи? Сразу ясно — я не у себя дома.
Когда я ложился, спальня была в четыре раза меньше, а в углу не стояла демоническая машина с натянутым на металлические штыри лицом. Харя улыбалась, подмигивала, играла бровями, но я сразу почувствовал недоброе. Немного подозрительно — проснуться в незнакомом месте наедине с корчащим рожи очевидно мёртвым лицом.
Шайтан-посудина размеренно гудела, игриво покачивала трубками. На панели управления весело мигали тусклые лампочки. Морда запомнилась лучше — желтушная, приросшая к прибору бежевым и отвратительным на вид студнем.
Дверь отворилась, на пороге возникла зловещая чёрная фигура. Мрачный пришелец молвил:
— Амулеты от яда и электричества плохо помогают против обычной бутылки по затылку!
Тут же разболелась голова, всё вспомнил: как мы с сестрой крали дорогие волшебные штуки в подземельях, как стражники обозвали нас "гробокопателями", как мы искали и убивали свидетелей. А в последней квартире затаились громилы со свирепыми бутылками и грубыми дубинками.
"Да, нехорошо начинается неделя", — подумал я, с ужасом трогая шишку на лысой башке. — "А где же волосы?" — мелькнула на грани сознания вторая мысль.
— А ведь раньше мы были большой дружной компанией... Как же так, почему мы разделились, стали врагами?
Чёрный мужик вошёл в комнату. Теперь свет не бьёт ему в псину, видно лицо: мерзкий усатый тип, похож на одного из соплистов «Еллоу». Да, меня избили, приволокли в заполненную чудовищными механизмами комнату, но я не забыл о ненависти к «Еллоу»!
Похититель утёр слёзы чёрной тоски по прошлому и достал пыльный альбом со старыми фотографиями. Эх, ушедший в пустоту дух стимпанка: здоровенные гогглы, одежда в викторианском стиле с бронзовыми и медными заклёпками. И мы пока молодые шутливые: я, сестра, этот мужик, его жена и её любовник наш общий друг.
— А Катька-то твоя где? — спрашиваю.
— Так вот же она! — еллоу-подобный дядька махнул рукой на машину с лицом трупа. — Сама попросила сделать её бессмертной, частью совершенной техники!
— А у Владика как дела? Мне сложностей с тобой не нужно, если мы спёрли чё твоё, вернём. И кружок наш старый восстановим.
— А нету больше больше Владика, есть моя новая жена Владлена!
В многострадальную комнату вплыло чудище: нескладное сложение, жидкие волосы, сморщенная кожа и огромные зубы. Оно улыбалось, творение больного воображения пребывало в прекрасном настроении и радовалось жизни!
В этот миг понял: лучше бы мне по старинке снились падающие самолёты и чёрные призраки. Эти кошмары понятнее, роднее. Зато мне впервые в жизни приснилось, что я — Алистер Кроули!

@темы: бессвязный бред, крылья машин, прохладный сказ

13:51 

Virgo

Он ничего не боялся. Хохотал, пока Ничего вырывало ему рёбра через спину.
В четверг писал о жутких фильмах, а сейчас расскажу о гнетущем настроении и "неуюте" в целом. Потому что "пугающе" и "мрачно" — разные понятия. Страх — поверхностное и знакомое чувство, в нём нет второго дна. Заори в ухо случайному человеку в толпе, и он обдрищется от ужаса. И что в этом зловещего?
Скучные и затасканные пугалки: ночь, старый тёмный дом, нечисть с бледной кожей и чёрными провалами глаз. Чем страшнее, чем чаще используется приём, тем меньше в нём тревоги. Жути не нужно давить на примитивный испуг, она действует на подсознание. Человек думает: «Какие страсти там творятся!» или «Какая странно-непонятная хуйня!».
Конечно, мрачное творение может и ужасать, и угнетать одновременно. Но в нём меньше замызганных, шаблонных штрихов. Например, эта картинка:


Странный уродливый монстр и солнце. В обычных страшилках чудища выползают только ночью. Этот рисунок намекает: «День не спасёт тебя от бабаек! Ты всегда в опасности!». Правильно: если чудовище живёт под кроватью ночью, оно поджидает там и в светлое время. Картинка правдоподобнее попсовых ужасов, поэтому более неуютная.
Вот другой пример:


Вырвиглазные цвета, грубые и неловкие, почти детские мазки — ни единой страшной черты, но рисунок тревожит сильнее глупых фильмов-ужасов. Понимаю: у всех разные представления о неприятных картинках, многие не заметят здесь ничего плохого. А мне никогда не нравились мультики с похожим настроением: яркие краски, вымученная неестественная весёлость, острые здания и мебель, нелепое поведение героев.
Воздух замер в ужасе перед ползущей бедой. Людей нет: бросили машины и спрятались в зданиях. Секунды перед Концом Света, кислотные оттенки говорят о ядерном кошмаре. Думаю, пред-Армагеддон мрачнее постапокалипсиса. Пришедшее несчастье — уже свершившееся и понятное событие. Осталось оправиться от удара и восстановить привычный уклад. Пред-Апокалипсис — загадка, неизвестность волнует и пугает сильнее видимого чудовища.
Что случилось с жителями города на этом рисунке, почему на дороге пустые машины? Никто не знает. Предположил радиационную опасность и взрыв атомной/ядерной/термоядерной бомбы, но это лишь догадки. Возможно, ничего с людьми не случилось, просто художнику не нравится их рисовать.
Читал книгу Дина Кунца «Фантомы». Там неожиданно вымер маленький город, остались лишь изуродованные трупы. Было захватывающе, пока в романе не объяснили природу бабайки. Без описания страшнее, в голову кралась шальная мысль: «А вдруг и у нас случится то же самое?». Но вот нечисть выявили, запихнули в привычные рамки, правдоподобность и градус жути упали.
С музыкой сложнее: границы между "страшно" и "страшно + жутко" размытые, а между "страшно + жутко" и "грустно" — более яркие. Поэтому не хочу писать про явный и понятный ужас, поговорю о незаметной безнадёги обычных песен.
"Тоскливые" — самое подходящее слово для композиций с особенным настроением. Для меня это старый рок с медленными звонкими гитарами и добрыми голосами. Так и представляется сюжет, по которому герои попали в незнакомый город, не могут выбраться, а в конце выясняется: они все давно умерли.
Тут даже примеров не покажешь: не умею я песни вставлять, да и напрягаться слушать никто не будет.

@темы: мненьице, жуть и страх, внутри

23:53 

Maria,

Он ничего не боялся. Хохотал, пока Ничего вырывало ему рёбра через спину.
Однажды наткнулся на обсуждение старых фильмов-сказок. Люди писали: раньше детское кино было намного мрачнее, при просмотре даже взрослым не по себе становилось. Пару лент назвали кратко — жуть. Меня интересует всё зловещее, поэтому углубился в чтение форума и нашёл несколько признаков по-настоящему жуткого кина.
1) Правдоподобность. Трудно проникнуться настроением ужаса, если действия героев и события в фильме притянуты за уши. Чем меньше происходящее похоже на правду, тем ниже степень "страшности". У зрителей нет ощущения, что сюжет может воплотиться в явь, случиться и в их жизни.
Поэтому люблю короткометражки: в них нет глупой предыстории к появлению бабайки. Обычные ужасы перегружены неважными подробностями: изуверски убитые бывшие жильцы, проклятые предметы, обряд вызова демона, проведённый слабоумными школьниками.
Конечно, на планете каждый день кого-нибудь мучают и убивают, вполне вероятный сюжет. Но в жизни издевательства не притягивают призороков, чертей и атсральных сущностей в виде гномиков. Зритель думает: «Хренотень! Вон в соседнем доме сиделый алкаш жену зарезал, так никто после этого в квартире, кроме тараканов, не завёлся!».
В короткометражках нет объяснения. Бабайка просто появилась и выбрала в жертвы героев фильма. С тем же успехом чудище могло возникнуть в соседней стране, заинтересоваться другими людьми. И тобой тоже!
2) Игра с подсознанием, "что-то здесь не так". Добавить одну неправильную деталь в фильм о подлинном мире, не в жанре фэнтези или фантастики.
Например: кино про шарлатанку-ясновидящую, которая думает, что она на самом деле предсказывает будущее. Совершенно обычная драма про сумасшедшую, но есть нюанс — гадания сбываются. Это никак не объясняется, все окружающие считают совпадения случайностями.
Ещё один пример: фильм про тёмное Средневековье. Грязь, болезни, нищета. Никем не услышанные молитвы крестьян, калечащие лекарства, фанатики-алхимики с бесплодными поисками философского камня. И тут на фоне привычного мира, без колдунства и ведьм, главный герой переселяется в другое тело.
Замечательный сюжет осквернён кучей тупых комедий, но вдумайтесь: проснуться в незнакомом доме среди чужих людей, в непривычной тушке. В сказках неудачливым персонажем будет мерзкий дворянин. В конце он вернётся обратно в себя, станет добрым и понимающим. Но это противоречит первому пункту, слишком невероятно. Лучше — бедняк переселится в бедняка.
Герою никто не верит, требуют не забивать голову чепухой и пойти очищать конюшни от огромного завала говна. В фильме нет ни магии, ни волшебных предметов — не за что зацепиться, непонятно, с чего начать поиск "лекарства".
3) Неповторимый кошмар. Оторванность несчастного от помощи. Ощущение "никто не спасёт" сильно поднимает градус жути. Неважно, в чём это выражается: герои провалились/застряли/тонут посреди океана или словили неизлечимую болезнь.
Подходит предыдущий пример со вселением в другого человека. Никто не придёт на помощь, никто не выслушает и не поверит, потому что случай персонажа — единственный. Этого не происходило раньше, не будет происходить потом. Скорее всего, несчастный даже с родными не встретится: чужое тело чужим телом, но жить на что-то надо. Откуда у средневекового крестьянина деньги для путешествий?
А вот обратный пример. На днях смотрел фильм про сбежавших заключенных, которые носились по Тасмании, как куры без голов. Еды на суровом острове не было, поэтому зэки жрали друг друга, запивали чаем из папоротника. Но при угрюмом сюжете, да ещё и основанном на случае из жизни, в кине совсем не чувствовалось безысходности.
Не показаны попытки героев поймать живность или поесть травы. Бродили, бродили, а потом взяли, и замочили товарища. Зачем, почему? Они даже не пробовали есть змей или растения. Из-за этого голод беглецов совсем не кажется особенным.
4) Нет музыки. Действительно, фоновая мелодия не уживается с первым пунктом: в настоящем же не играет музыка из ниоткуда. Композиции не дают забыть, что происходящее — всего лишь фильм. Но совсем без фоновых звуков — не дело, кино выглядит слишком буднично. Отличный вариант — низкий тягостный гул.
Только один раз видел фильм, включающий все четыре пункта. Он действительно тоскливый и самобытный, но не особо гнетущий. Возможно, существуют и другие качества "по-настоящему жуткого кина". Возможно, это я невпечатлительный.

@темы: жуть и страх, мненьице

12:18 

quae

Он ничего не боялся. Хохотал, пока Ничего вырывало ему рёбра через спину.
Зловещая долина — страх перед человекоподобным существом. Людей пугают роботы, сильно похожие на человека. Невозможно создать естественно выглядящего киборга: слишком симметричное лицо, неживая кожа, неправильные движения.
Я "зловещую долину" испытываю при виде обычных людей. У меня искажённое представление о настоящих здоровых человеках, хотя я этих самых "настоящих" отродясь вживую не видел. Но в моём страхе перед "странными" людьми нет изящества, ужас не идёт из глубин подсознания. Моя "зловещая долина" — обычное и понятное омерзение. Настороженность перед чужим, противоестественным и, возможно, заразным племенем.
Долгие годы я жил себе спокойно, не испытывая ни перед чем настоящей "зловещей долины". Пока не наткнулся на обложку одного альбома с нарисованной на ней статуей ангела. Небожитель — не псевдомилый ребёнок-херувим, похожий на раздутого утопленника. И не педерастического вида гламурный урод, коих сейчас любят рисовать. А обычный мужик в мантии с капюшоном.
Памятник забавный и мрачный одновременно. В нём чувствовался дух ремесла старого образца: раньше людей лепили по-другому. Внешне в болване не было ничего жуткого: невыразительная рожа, плотное телосложение, нет оружия, смиренный вид. Совсем непугающие черты. И всё же истукан смотрелся нечеловечным, возвышенным.
Сразу подумал: настоящий ангел в обличье человека выглядел бы так же. Статуя излучала презрение к ущербным смертным, она холодная и совершенно непохожая на обычных ангелов. Именно из-за этого болван и казался нерукотворным.
Легко представил, как истукан стоит в тёмном подземном святилище в окружении испуганных и покорных верующих. Статуя огромна, с многоэтажный дом. Она возвышается над последователями, давя на них размерами, величественностью и отстранённой нечеловечностью.
Перед гигантским ангелом чувствуешь себя жалким, ничтожным и слабым. Если бы создания с обложки существовали, они срали с высокой колокольни на всех людей: и неверных, и преданных последователей, как людям ссать на судьбу дождевых червей или благополучие комаров.


Знаете о Долине Смерти в Якутии? Говорят, там есть большие, почти ушедшие под землю медные котлы. Страшилка подаётся как очередная байка про инопланетян, но суть! Сраные котлы — входы в загадочное потустороннее место. Это настолько глупо и смешно, что кажется истиной. Жизнь вообще глупая, смешная и ей наплевать на представления лысых обезьян о правдивости.
Я бы хотел посмотреть фильм о котлах, который начинается как пугалка о толпе путешественников, зашедших не туда. Но вместо пришельцев и космического корабля они найдут титанический храм с чёрными стенами, зловещими статуями и картинами. И длинную лестницу с большими ступенями, по которым сразу ясно: ход рассчитан не на человеческий рост.
Лестница не кончается, ведёт вглубь чудовищного подземного города. Герои обессилели, ползут без надежды добраться до конца или вернуться наверх. Но вот твёрдый пол, и камера показывает размер забытого поселения: "потолка" не видно, памятники и арки на сотни метров, бледный непонятный свет. Жертвы путники подходят ко громадным воротам, те медленно распахиваются. Это не приглашение, людям не рады, их не приветствуют: ворота настроены открываться при приближении гостей.
Герои видят монструозных жителей города — неподвижных колоссальных ангелов, равнодушных и нежалостливых. На них старые пыльные балахоны, кожа бессмертных тварей бледная и серая. Лица ангелов не страшные и не красивые. Создания — живые существа из мяса и крови, но они лишь изображают людей, выбрав усреднённый, незапоминающийся облик.
Чудища ждут приказов от ещё более древнего и злобного монстра. Когда придёт время, ангелы отправятся судить человечество, без усталости и без снисхождения. Крылатые твари — не добрые и не злые, всего лишь живые механизмы, совершенные бесчувственные солдаты.
Страшно жить, зная: совсем рядом находится нечто старое, очень старое и сильное. Способное взмахом руки уничтожать города, осушать моря и раскалывать горы. Оно требует поклонения, и в награду верующий получит лёгкую смерть без пыток и наказания. Угнетающему чудовищу хочется молиться, но это не преданность — смесь благоговения, страха и отчаяния.
Конечно, никто никогда не снимет похожий фильм: это же вопиющее оскорбление чувств верующих!
Опять не получилось передать настроение. В записи совсем не чувствуется ужаса перед всемогущим свирепым страшилищем. Ну, и ладно, заебался писать.

@темы: бессвязный бред, внутри, жуть и страх

Возьмите капусту, начните вязать, и не забудьте про небольшой камешек

главная