Записи с темой: прохладный сказ (список заголовков)
06:49 

christianae

И мои кости русалки вставят в гребни для волос.
Ужасная смерть — не знать о своей смерти. А вдруг все умирают во сне, а просыпается новая личность? С нашими воспоминаниями, характером, но не мы. И двойники спокойно, ничего не подозревая, лягут спать, чтобы сдохнуть и продолжить цепь коротких жизней.
Никогда не знаешь, кем проснёшься. Сейчас ты тот же человек, что и вчера? А кем ты будешь завтра? Ничего нельзя подсчитать и рассчитать: животное не машина, не подчиняется чётким правилам, не настраивается. Одни говорят, что дело в полной Луне. Больше похоже на отговорки и самовнушение.
Не дай Ктулху очнуться посреди изменения. Во сне не заметишь мучений и просто начнёшь новый день. Когда чувствуешь перемены, тщетно пытаешься помешать природе, терпишь боль в ломающихся конечностях и потрохах. Несколько часов издевательств, и вот ты другой. На сутки или двое, потому что через пару дней всё повторится.
Вот бы ускориться, перейти на четырёхлапый бег. Двуногое строение — медленное и хрупкое. Намного удобнее с рулём-хвостом и пушистым мехом, который защищает от падений и когтей врагов.
Разумное завершение вереницы снов о волках — сон об оборотнях, чьи превращения не зависят от Луны. Ты просто ложишься спать и не знаешь, человеком ли проснёшься, не убьёт ли тебя-волка толпа быдло-охотников.


@темы: прохладный сказ, крылья машин

12:14 

fidei

И мои кости русалки вставят в гребни для волос.
Сейчас ты спокоен и весел, но знаешь: скоро хорошие времена пройдут, наступит очередное изменение в худшую сторону. Успокаиваешь себя: «Ну, не всегда же случается плохое!», но несильно глубоко в душе понимаешь: да, перемены почти всегда несут на хвосте беду.
Оглядываешься по сторонам, встречаешь равнодушные и немного злые лица окружающих. Видишь маячащих вдалеке знакомых призраков беспокойства, приветствуешь их как старых приятелей. Время пришло, и праздной безмятежности настал конец.
Действуй! Иначе машина жизни пронесёт тебя мимо, и никто не подскажет, не предложит помощь. Хочешь или нет, нужно сделать трудный шаг — громко и решительно крикнуть: «На остановке остановите!». Очередной раз ужаснуться жалкому бесшумному блеянию и молить богов, чтобы водитель услышал.
Не люблю тесные вонючие маршрутки, скучаю по тёплым и тихим автобусам, троллейбусам. Но и они не сравнятся с собственной родной машиной.

В детстве часто ездил в разные места. Постоянно тошнило от бензиновой вони, но не отказывался от путешествия. Особенное приключение — просыпаться на рассвете, когда тёмно-синее небо едва зеленеет на востоке. Идти с родителями в гаражи — неблизкий по меркам ребёнка путь. Приветствовать местных собак и родного Тузика — "общего" пса.
Машина довольно урчит, разогревается. От выхлопов уже подташнивает, не знаешь, как лучше: залезть внутрь к вонючему теплу или остаться на по-свежему холодной улице и найти место, в котором ветер не гонит газ в лицо. Никогда не находил.
Приготовления заканчиваются, машина отправляется в далёкий часовой/полуторо-часовой путь. Сейчас смешно: за время "приключения" даже фильм не посмотришь. Но в 6-10 лет расстояние казалось бесконечным. Наблюдаешь за медленным восстанием солнца и сменой окраски неба. Ранним утром поездка умиротворённая и уютная: на дороге мало машин, нет ядрёной вони бензина.
Появление солнца — знамение к тяжёлому кому в животе и горечи во рту. Единственное спасение — лечь и сейчас же заснуть. Второе испытание — вечно смердящий говном Город, через который мы проезжали. Родители шутили:
— Шабнака тошнит: мы подъезжаем к Городу.
Я отвечал:
— Меня перестаёт тошнить: мы отъезжаем от Города.
Торжественно въезжаем в цель путешествия и направляемся к рынку. Торгаши только пришли, сонно раскладывают товар по страшным деревянным прилавкам. Под утренним светло-жёлтым небом всё выглядит ненастоящим и подозрительно мирным. Никого нет, толпы покупателей не забивают проходы.
Через полчаса ночь уйдёт из сердец людей, и настанет настоящий день: с яркими жгучими лучами, обычным голубым небом и сотней человечьих туш. А сейчас мы идём на рынок под крышей, где продают ароматные сосиски с кетчупом и невероятной вкусноты бульон. Не евший перед дорогой ребёнок-Шабнак намного менее привередлив в еде, чем нынешний.
Иногда ехали не на заполненный необычными вещами рынок, а в менее любопытное место — на бабушкину дачу. Днём очарование поездки мгновенно улетучивалось, оставляя усталость от скачков по бездорожью и предчувствие двух недель заунывного наблюдения за грядками.


Как-то приехали зимой на дачу, не ради помидоров и огурцов, разумеется, а отдыха для. Свежим лесным воздухом подышать, с глубокомысленным видом посидеть в кресле-качалке напротив печки. Зима среди огромных сосен в большом доме без обычного отопления — особенная. Все носят толстые тёплые одежды, ярко-тёмные на фоне белого снега и неба.
Застывшее время и ощущение бесконечности холодов. Кажется, мы всегда здесь жили, других сезонов никогда не было. Смутное представление о весенних лужах, летней зелени и осенних листьях — пустое и неправдивое. Ничего не было, кроме огромных сугробов, метели и вековечных сосен.
И даже пришедшую за цепными псами стаю волков посчитали древними духами леса, безобидными, пока их не трогают. Смотрел на чёрно-бело-серых пришельцев по ту сторону безопасной ограды. Жёлтые глаза лучились мудростью и предостережением: «Не делай нам зла, и мы не ответим».
Собаки послушно шли за вожаками, заманивали волков в игру. Но меховые духи не отвлекались на развлечения, изображали разумных взрослых среди детей. А ведь псы и есть дети — потомки давно вымерших лесных волков.
Если долго изучать лес, лес начнёт изучать тебя. Присылая для этого менее добрых духов, чем волки. Например, медведя.
Взрослые ушли по делам, в даче остался я, рыжий кот по имени Кот и серый пушистый кот Мордвин (потому что родители привезли его из одноимённой республики). Пасмурное предвесеннее утро, снег постепенно сходит, оголяя отталкивающие полуразваленные хибары. Совсем не хочется никуда выходить, да и зачем? И еда здесь, и книги рядом, да и урчащие коты под боком.
Томный конец февраля разрушил медведь, огромный коричневый медведь. Ему наплевать на хилый деревянный забор, на жалкие окна без решёток. Если зверь захочет, то залезет в дом, убьёт и меня, и котов. Чудовище размером с дачу: заглядывая в окно, медведь наклонялся. Наклонялся к высокому окну.
А я сидел под окном и молил богов, чтобы зверь не увидел меня, не увидел котов. Коты! Надо их поймать и запереть зашторенной комнате, но как незаметно проползти между окнами? Медведь ходил вокруг дома, от окна к окну, высматривал и выжидал. Знает, что мы здесь, но пугает, издевается над жертвами.
Страшилище пошло на новый круг, я быстро метнулся под другое окно и поймал Кота. Теперь бы схватить Мордвина, прыгнуть к другой комнате и затаиться позади буфета. Никаких окон, лишь стена и деревянный спаситель. Но как с котами наперевес перебежать комнату? Стоит вылезти из-под подоконника, как медведь нас сразу заметит.
И никто не позовёт лесника, не побежит за помощью: зимой здесь никого нет! Никто не предупредит родителей, бабушку. Медведь их задерёт, а потом залезет в дачу. Как предупредить родных, где взять огромный лист бумаги и ручку, как выставить плакат снаружи? Всё в разных местах, в других комнатах. Недоступные расстояния с ловушками — предателями-окнами.
Чудище не спешит, вальяжно пошёл на сотый круг. Второй кот стоит в дверном проёме и неуверенно шипит медведю вслед. Звериная жопа скрывается, и я подкатываюсь к пушистому дураку, гуськом иду к доброму буфету. Обманчивое спасение от окон: и я, и коты знаем, что скоро медведь заберётся в дом и снесёт наши головы кошмарными когтями.
Вот если бы найти большой лист бумаги и ручку, написать предупреждение и вывесить его за окном. Если бы добраться до подвала и запереться там с котами. Если бы...


Однажды мамка рассказала про трусливую одногруппницу. Кучка подруг посмотрела фильм ужасов про зомби, всем было весело, кроме трусихи. И над ней заодно тоже посмеялись. Тогда пугливая обидчиво сказала страшное:
— Да чтоб вам приснились медведи!
Это ещё сильнее всех развеселило (и меня, пока слушал рассказ), надо же — бояться сны про обычных зверушек. Не инопланетян, не привидений, а простых меховых медведей.
Сейчас мне уже не очень весело.
Вообще-то волки с вечной зимой и медведь из разных снов. И на даче мы, естественно, никогда не зимовали, котов с собой не брали. А в кошмаре про медведя дело было в квартире, в полуразрушенном городе, где никто не позвонит в милицию и не спасёт. Самый страшный сон за всю жизнь: из-за мало-мальской правдоподобности и явственности ощущений. В кошмарах всегда снюсь себе ребёнком.

@темы: крылья машин, несколько в одном, произошедшее, прохладный сказ

01:01 

tibi

И мои кости русалки вставят в гребни для волос.
Однажды в школе нам задали написать свободное сочинение о книгах или библиотеках. Сначала хотел было настрочить "правильный" и ожидаемый рассказ о любимом произведении и о частых походах в библиотеку, но затем передумал. И написал это.
То самое настоящее сочинение уже потеряно вместе со школьными тетрадями, но помню сюжет. И сейчас я перепишу сочинение на лад современного себя. Без изменений в сюжете, но с улучшенным слогом.

«Библиотека манила, лучилась пылью и запахом старой бумаги. Хмурым сентябрьским понедельником душу грела мысль: «Как покопаюсь в отделе с книжками о мифах, как найду чё-нить необычное, как откопаю таинственную и редкую книжку, как вызову Сатану!». Чёрным понедельником, когда до выходных и каникул бесконечно далеко, библиотека обещала незабытье среди заморских земель и сказочных тварей.
Дверь, огромная и страшная, как Балор, тяжело распахнулась, выставив тёмные внутренности здания. Знакомого и родного здания: скрипучие деревянные полы, уродский зелёный ковёр с красными полосами по бокам, титаническую мебель. И неожиданную тишину. Нет привычных шорохов библиотекарши, тихих смешков школьников, покашливаний посетителей и шелеста страниц.
Потому что в заведении никого не было.
Первая мысль: «И как мне теперь вернуть книжки?». Вторая: «Я могу спереть любые книжки, и никто не подумает на меня!». Плутоватая кровь победила, и я решительно направился вглубь библиотеки. Книги, я иду к вам — настоящий любящий хозяин. Осторожно читающий, заклеивающий листы.
Но коварный план разрушил шёпот невидимого читателя, который спрятался между шкафами. В поисках скрытного злодея, побродил по залу, но никого не нашёл. А мерзавец издевался, бормотал громче и громче. Истошный шёпот водил меня по кругу, сбивал с мыслей и мешал сосредоточиться на ловле негодяя.
Хулиганы приходили, голоса смешивались в монотонный бессмысленный гул, заговор против моей бедной головы. Где выход, как убежать, спастись от толпы библиотечных невидимок? Вертелись шкафы, вертелась кошмарная зелёная дорожка с красными полосами. А ноги не вертелись, не искали выход, не подчинялись приказам.
Спрятался под стол, но шёпот преследовал, требовал неизвестного. Понял, что не вернуться мне домой, когда в узорах половиц увидел лицо библиотекарши».

Учительница, омерзительная гадина с вечно всем недовольной мордой, влепила трояк и подписала: «Непонятно, откуда взялись голоса и что они шептали!». Но ведь в этом весь смысл, тупая ты скотина!
Ну, вот. Пожаловался на несправедливость столетней давности, и на душе стало немного теплее.

@темы: жуть и страх, мы ненавидим это!, произошедшее, прохладный сказ

22:19 

excelsa

И мои кости русалки вставят в гребни для волос.
Шить сложно. Даже если изделие — небольшой мешочек, в который и телефон не поместится. Нет швейной машинки, мучаю пальцы, попадаю иголкой под кожу и проклинаю человека, убравшего из магазинов большие напальчники.
Благословляю уроки труда четвёртого класса — нас всех учили шить, завязывать узлы на нитках, пользоваться пяльцами и вязать, независимо от пола. Пока "посоны" возмущались, я мотал знания на ус и одобрительно кивал: просить кого-то портки тебе заштопать — унизительно.
Сейчас не штаны заделываю, но шью кошель из плотной чёрной ткани. Иголка идёт тяжко и неохотно, как набитый людскими тушами автобус в гору. Но два куска постепенно превращаются в мешочек, осталось вывернуть его и наполнить нужным: пахнущими кровью ржавыми гвоздями, иголками ядовитых кактусов, горошинами чёрного перца.
Посмотрел на приправу, а во рту уже появилась вязкая горечь разгрызенного перца. Никогда не любил этих мелких ублюдков: вкуса еде не придавали, лишь аппетит портили. Вместе с перцем в консервно-баночное варево добавлялся острый и навязчивый уксус, горячо любимый обеими бабушками. Уксус! Замечательно подойдёт резкому и злому кошельку.
Последняя деталь — эфирное масло пачули. Одновременно сырой и свежий запах плесени, бурного цвета, холодного подвала и жаркого пьяного лета. Жалко: недолго эфиру облагораживать вонючую весну духом славного растения. А вот уксус выветрится нескоро, вцепившись в несчастную ткань и отгоняя от мешочка любопытных котов.
Последняя капля лёгкого желтоватого масла упала на горошину перца, а вместе с ней — последняя тяжёлая мысль. Теперь кошель — не кошель, но чёрный сгусток ненависти. Завяжу его чёрной атласной ленточкой, бантиком. Красивый получился, стервец, даже обидно расставаться с мешком.
Солнце свирепое и острое, как и кошелёк. Отличное время для дела — положить сшитое в хорошем месте. Духота удачно разогнала всех по домам, лишь пыльные коты наблюдали таинство. Рядом с тёмным кошельком особенно ярко выделялись бледные руки: не розовато-белые, как раньше думал, но серо-лиловые. Кожа вурдалака, выползшего в день.
Радовался сделанному, потирал ладони: утро прошло не зря. Совершил важное — наслал на соседей понос.

@темы: произошедшее, прохладный сказ

20:35 

Genitrix

И мои кости русалки вставят в гребни для волос.
Яркий свет лупит прямо в морду, больно открывать глаза. Слабые зенки слезятся, отчего щиплют пуще прежнего. Долго, невозможно долго едкие слёзы высыхают, глаза привыкают ко свету.
Хочется спать, но нельзя поддаваться желанию больной головы. Грузные веки недовольно поднялись, дали рассмотреть комнату. Темно, лишь из-под двери пробивается больнично-белый свет. Где же ослепительные лучи, от которых жгло очи? Сразу ясно — я не у себя дома.
Когда я ложился, спальня была в четыре раза меньше, а в углу не стояла демоническая машина с натянутым на металлические штыри лицом. Харя улыбалась, подмигивала, играла бровями, но я сразу почувствовал недоброе. Немного подозрительно — проснуться в незнакомом месте наедине с корчащим рожи очевидно мёртвым лицом.
Шайтан-посудина размеренно гудела, игриво покачивала трубками. На панели управления весело мигали тусклые лампочки. Морда запомнилась лучше — желтушная, приросшая к прибору бежевым и отвратительным на вид студнем.
Дверь отворилась, на пороге возникла зловещая чёрная фигура. Мрачный пришелец молвил:
— Амулеты от яда и электричества плохо помогают против обычной бутылки по затылку!
Тут же разболелась голова, всё вспомнил: как мы с сестрой крали дорогие волшебные штуки в подземельях, как стражники обозвали нас "гробокопателями", как мы искали и убивали свидетелей. А в последней квартире затаились громилы со свирепыми бутылками и грубыми дубинками.
"Да, нехорошо начинается неделя", — подумал я, с ужасом трогая шишку на лысой башке. — "А где же волосы?" — мелькнула на грани сознания вторая мысль.
— А ведь раньше мы были большой дружной компанией... Как же так, почему мы разделились, стали врагами?
Чёрный мужик вошёл в комнату. Теперь свет не бьёт ему в псину, видно лицо: мерзкий усатый тип, похож на одного из соплистов «Еллоу». Да, меня избили, приволокли в заполненную чудовищными механизмами комнату, но я не забыл о ненависти к «Еллоу»!
Похититель утёр слёзы чёрной тоски по прошлому и достал пыльный альбом со старыми фотографиями. Эх, ушедший в пустоту дух стимпанка: здоровенные гогглы, одежда в викторианском стиле с бронзовыми и медными заклёпками. И мы пока молодые шутливые: я, сестра, этот мужик, его жена и её любовник наш общий друг.
— А Катька-то твоя где? — спрашиваю.
— Так вот же она! — еллоу-подобный дядька махнул рукой на машину с лицом трупа. — Сама попросила сделать её бессмертной, частью совершенной техники!
— А у Владика как дела? Мне сложностей с тобой не нужно, если мы спёрли чё твоё, вернём. И кружок наш старый восстановим.
— А нету больше больше Владика, есть моя новая жена Владлена!
В многострадальную комнату вплыло чудище: нескладное сложение, жидкие волосы, сморщенная кожа и огромные зубы. Оно улыбалось, творение больного воображения пребывало в прекрасном настроении и радовалось жизни!
В этот миг понял: лучше бы мне по старинке снились падающие самолёты и чёрные призраки. Эти кошмары понятнее, роднее. Зато мне впервые в жизни приснилось, что я — Алистер Кроули!

@темы: бессвязный бред, крылья машин, прохладный сказ

13:14 

instanti

И мои кости русалки вставят в гребни для волос.
Грозные тучи, чёрные и злые. Летят над деревьями, пугают охающих старух и цепных псин. Все попрятались в домах и будках: мгновенье отделяет спокойную погоду от ненастья с промозглым ветром и буйным ливнем.
А я стою на середине участка и держусь за дерево, потому что боюсь упасть: облака проносятся по небу, обгоняют друг друга и кружат мне голову. Волшебное настроение изменения и благоговения перед надвигающимся Нечто. И Нечто явилось, оно всегда появляется. Изменение пришло в виде ударившего в спину шторма и промочившего одежду безудержного дождя. Дачные жители вовремя спрятались в тёплых норах.
И пока они — жалкие трусливые крысы — отсиживаются в тесных будках, я едва сдерживаю смех. Насмехаюсь над старыми стылыми костями дачных обывателей. Над собаками и котами с дурной шерстью. Над воздухом и водой: они стреляют в меня холодными ветром и дождём, но их попытки навредить мне тщетны. Нельзя заморозить тварь, слепленную из снега и льда, оживлённую тьмой и зимним туманом.


Хороша дача. Безведрие здесь всегда сердитое: тучи полдень превращают в глухую ночь, ветрище гнёт древние ели, а ливень стремится к земле с яростью ко всему живому, бьёт и без того чахлые посевы. Невозможно не любить место, которое ненавидят остальные люди. Одно лишь огорчает — заняться здесь решительно нечем.
Я туговат на мысли и не додумался взять на дачу книг. Стоять на улице в град, дощ, шторм, смерч, цунами — очень весело, но иногда надоедает даже это. А в доме совсем нет интересных книг. Только Донцова, Маринина и Устинова.
Нечто подтянуло остальную тушу и зарычало низким, пугающим голосом. Гром. Не жалкий городской хрип, но обволакивающий нарастающий вой. От него гудят стены и дрожат стёкла, а потроха беспомощно болтаются в брюхе. Похожий гром сдавливает морякам мозги и порождает кораблей-призраков. Раскатистый голос Нечта ужасает даже меня, прогоняет в безопасный дом.
Спокойствие дачи лживо. Промёрзший камень наполнен зловещим свистом ветра, а в окно подмигивают молнии. Сегодня особенный день: сидишь в по-пасмурному тёмной, зеленовато-серой комнате. Смотришь сквозь грязное стекло на длинную грозу, норовящую ударить в соседнее дерево. Гром далёкий, приглушённый толстыми каменными стенами.
Время идёт и чернота вечера наступает. В комоде много свечей — хорошо.
Коты дерзко сидят на заборах, псы подозрительно нюхают воздух. Старики и старухи гоняют чаи, сплетничают о соседях. И первые порывы ветра верхом на оглушающем ливне. Довольно мига, и коты срываются с заборов под укрытия, собаки с визгом прячутся в конуру, нерасторопные бабы несутся к забытому на улице белью. Но в этот миг первой на непогоду откликается проводка — молниеносным отключением света.
Вот я и радуюсь свечам. И сухим спичкам.
На даче мало развлечений: ходить-бродить по лесу, пугать праздно шатающихся и собирать грибы, плавать в пруду, и хватать за ноги купающихся. Хмурая погода очень красивая. Но в грязи по колено и под гневливыми молниями не погуляешь по лесу, не поныряешь в пруду. И домой не вернёшься: автобус приезжает раз в неделю, да и от дороги меня отделяет громадный овраг. Громадный, до краёв наполненный скользкой грязищей, овраг.
Как можно дольше смотрю в окно, наслаждаюсь видом злобной природы. Но ясно: я не могу сидеть здесь вечно, просто наблюдая за грозой и ветром. Буря пройдёт, дождь и качающиеся деревья скроются за чернотой ночи. И из развлечений останется одно — чтение.
Ехидные голоса дрянных сюжетов и кривых слов метались по дому. То ожили духи Донцовой, Марининой и Устиновой. Они манили взять книгу с безвкусной обложкой и предаться поеданию отборного говнища. Шкаф с макулатурой стоял в другой комнате, но смрад дерьма добрался до кухни. Так воняет потревоженное башмаком несвежее кошачье говно.
Странно — крепкий каменный дом сотрясается от ветра, крыша едва выдерживает напор воды. Стены тяжко воют печальными призраками. А я читаю глупую книгу про неестественно бойкую детектившу(-вицу) и шаблонно тупых негодяев.
Всё это случилось лет 11-13 назад, но разум всё ещё не оправился от урона богомерзкой книги. И никогда не оправится.

@темы: прохладный сказ, произошедшее, бессвязный бред

21:20 

sua

И мои кости русалки вставят в гребни для волос.
Когда-то давным-давно я писал про сметану. Я помню, какой она была: густой, с насыщенным вкусом, слегка кислая, но больше нежная, обволакивающая. Такой она была, сметана 30%. Иногда она мне снится. Грезятся белые моря, отливающие жирным сметанным блеском. Дно океанов устлано блинами, тонкими ароматными блинами, так прекрасно сочетающимися со сметаной 30%. Сметана почти как хлеб, только сметана.
Но сейчас сметаны нет. Неутолённый голод много лет терзает тело, требуя и требуя ту сметану. Не современную жидкую кислую гадость 20%, а настоящую сметану. Но её нигде нет. Ни сыр, ни ряженка, ни сливки не убивали застарелый голод. «Не то, не то, не то!», — кричало нечто. Я не понимал, что было в сметане такого, чего не было в других молочных продуктах.
Одним холодным февральским вечером я шёл в магазин. Без надежды и не ожидая ничего нового. Полки с невкусной бесполезной для организма мерзостью: сухари и чипсы со вкусом разгрызенной таблетки, бьющая по носу газировка с запахом больницы и уколов. Иду дальше, мимо воняющих плесенью прилавков с йогуртами, мимо почерневших гнилых фруктов, мимо мяса с ароматом тухлой рыбы.
Идти в другой магазин смысла нет: везде одно и то же. Меня иногда веселят эти призывы есть "здоровую" пищу. Где вы видите здоровую еду? Половина товаров хоть и не опасна, то как минимум бесполезна. Другая половина если и была когда-то полезной, то протухла ещё неделю назад.
Но тут в веренице грязных упаковок и коричневых разводов от пальцев мелькнула такая знакомая и далёкая надпись. И я пошёл на зов, пошёл в тёмную и зловонную утробу магазина, куда вела надпись. «30%» — гласили синие цифры, как обещание вкусных блинов под настоящей сметаной, как соблазн утолить старый голод.
Вот она! Ослепительно-белая банка, нарисованная корова и неоново-яркие «30%». Плохо владея мыслями, я летел на силе мечтаний о сметане в сторону пекарни за блинами. За тонкими хрустящими блинами под настоящей сметаной. Прохожие улыбались мне, словно товарищи по заговору, разгадавшие мою тайну нахождения той-самой-сметаны. Чудовищные старухи клацали вставными зубами от бессильной злобы перед мощью сметаны. И даже голуби норовили залететь в пакет.
Люблю зиму за короткий день и долгие ночи. Люди уже возвращаются с работы, но ещё темно. Волшебное время: гулять по городу под фиолетово-синим небом и оранжевыми фонарями. Мне нравится контраст цветов.
Люди снуют туда-сюда, но в их движениях нет утренней суеты. Только усталость и облегчение: закончился ещё один будний день. Поток машин постепенно слабеет, но пока ещё слышен умиротворяющий гул моторов и скрип колёс.


Что может испортить сказочный вечер? Небо синее, фонари оранжевые, а сметана — жирная. Теперь мы всё сможем, теперь мы со всем справимся, когда есть сметана.
Подогрел блины, выложил сметану в красивую фарфоровую чашку. Всё обещало чудный вечер уходящей зимы. Но дёрнул меня чёрт запоздало прочитать состав сметаны. Ладони похолодели, а старинный голод обострился с новой силой. Молоко, закваска, растительный жир. Растительное масло. Ненастоящая сметана, а всего лишь растительное масло.
Небо стало грязно-серым, как и обычно, фонари — тусклыми и уродующими пейзаж, сметана — безвкусно-кислой. Чудных вечеров больше не будет.

@темы: бессвязный бред, прохладный сказ, произошедшее

18:48 

contrivit.

И мои кости русалки вставят в гребни для волос.
У меня есть собака. А у собаки есть я. Псы этой породы очень любят людей. Она радостно прыгает около ограды, когда слышит голоса прохожих или соседей. Заглядывает ко мне в окна в поисках интересных вещей. Увидев меня, лезет в окно. Иногда я её пускаю.
Лучший обзор на собаку открывается из окна в коридоре. Если долго вглядываться псине в спину, псину начнёт вглядываться в спину тебе. Стоим мы смотрим друг на друга. Собака виляет хвостом, прыгает около окна. А ты стоишь в коридоре и корчишь псу рожи. Коты наблюдают за вашими манипуляциями с видом меховых свиборгов.
Но в тот день в поведении пса было что-то необычное. У меня во дворе много "полос препятствия" и возвышенностей, на которые собака любит запрыгивать, зловеще выть оттуда и заглядывать в окно с большей высоты. Вот пёс стоит на куче сложенного друг на друге шифера. Виляет хвостом, изображает радость. Но что-то не так. Только что?
Я корчил рожи. Собака радовалась и виляла хвостом. Я перестал корчить рожи. Собака продолжила радоваться и вилять хвостом. Я отошёл от окна и задёрнул штору, продолжая сбоку наблюдать за псом. Собака всё ещё радовалась и виляла хвостом.
И лишь пару секунд спустя я понял: псина смотрит не на стоящего в коридоре меня, а на окно второго этажа. Радуется кому-то, стоящему прямо надо мной. И этот "кто-то" явно не кот — так собака реагирует только на людей.


Как видите, я всё ещё жив. А это значит: наверху не оказалось ни маньяков, ни человекоподобных монстров, ни призраков. Но ведь ещё не вечер...

@темы: жуть и страх, произошедшее, прохладный сказ

19:26 

Imperat

И мои кости русалки вставят в гребни для волос.
Декоративная штукатурка. Все эти интересные разводы, складывающиеся в рисунки и полноценные истории. В детстве, когда я лежал лицом к стене, мне нравилось рассматривать висящий на стене чёрно-коричнево-бежевый ковёр. В нём было множество узоров, которые воображение превращало в героев сказок.
Магия работала не всегда. Днём в ковре не было ничего необычного, но в сумерках полосы оживали, двигались. Вот старик, закидывающий невод в море. Кит, на спине которого расположились маленькие избушки. Баба Яга летит в ступе за очередной жертвой. Я часами не спал, разглядывал сказки. И был абсолютно убеждён: все герои живые. И в этот ранний предутренний час мне открылась карта в волшебный мир.
Ни на каком другом ковре подобного не было. И вот разводы декоративной штукатурки в ванной. Будь лампочка ещё более тусклой, картинки затрепетали, стали более объемными, не скрывая сказочную природу. Два маленьких тёмных пятна, круглое пятно величиной со спичечный коробок, округлые полосы — портрет щенка готов. Резкие прерывистые штрихи — профиль сурового старика. Острые точёные линии — голова Бэтмена. Когда вода ещё слишком тёплая, самое время разглядывать стены в поисках новых персонажей.
Но однажды всё вышло по-другому.
В тот день я впервые обнаружил забавного штукатурного щенка с глазами-пуговками и чёрным носом-пятном. Так удивительно, простые мазки лопаткой, а сколько радости несут!
Я ненадолго отвлёкся от разводов, но затем снова перевёл взгляд на щенка. И похолодел от ужаса. Потому что пятна-носа размером со спичечный коробок, этого чёрного мазка диаметром пять сантиметров, уже не было на стене.


А "пятно" тем временем медленно ползо по потолку в мою сторону, перебирая ужасающе длинными тонкими лапами.
Чё тут такие превью-картинки сейчас большие? Вся интрига палится.

@темы: жуть и страх, прохладный сказ, произошедшее

13:16 

Martyrum

И мои кости русалки вставят в гребни для волос.
Низкое светлое небо, выбивающее из людей силы и кровь. Жду, когда межсезонье закончится, и наступит настоящая морозная зима. С маленьким тусклым солнцем и угрюмыми людскими лицами.
Люблю ходить в магазин по утрам, когда тоскливые прохожие плетутся на работу, а мне нужно всего лишь купить еды на завтра и лечь спать. Ещё больше нравится рассвет и сумерки с фиолетово-синим небом и оранжевыми фонарями. Но застать их получается не всегда. Иногда я иду в магазин обычным утром, совпадающим с движениями человеческих масс на работу и в школу.
Школа. Мимо неё проходит путь в один из магазинов.
В каждом выходе из дома меня удивляет контраст между сектором и городом. Только сейчас была тишина и свежий морозный воздух, а уже шаг спустя — тошнотворная вонь и шум драндулетов. Это сильно отбивает желание гулять по городу и пребывать на улице дольше необходимого на поход в магазин времени.
Похожий звуковой эффект встречается в лесу: вот здесь ты слышишь лишь пение птиц, но шаг в сторону, и ушам открывается далёкое гудение машин. Многие обманывались иллюзорной близости людей и дороги, шли на звук. Немногие возвращались обратно.


Было очередное "магазинное утро", которое ничем не отличалось от других походов за продуктами. Кроме одной детали: испуганного мальчика. Он стоял на месте, смотрел под ноги и озирался по сторонам. На потерявшегося не похож: дорога вела в школу, а за спиной висел рюкзак.
Когда я подошёл ближе, он перестал выглядывать взрослых на улице и начал смотреть конкретно на меня. С ужасом и надеждой. Было бы забавно, сверни я в другую сторону и оставь ребёнка наедине с кошмаром. Заставь его ждать на малолюдной тропинке других взрослых. Но увеличивать путь до магазина не хотелось.
Мальчик нетерпеливо переминался с ноги на ногу, смотрел на снег и снова переводил на меня наполненные страхом глаза. Если бы я был ребёнком и меня напугало что-то валяющееся на земле, я бы вёл себя примерно так же. Что же увидел школьник? Банальное путешествие в магазин превращалось в интригующее приключение.
Я подошёл ближе, и мальчик пошёл дальше. Видимо, ему после увиденного страшно идти в одиночестве. На снегу лежал не монстр, не отрубленная человечья голова и даже не кишки в луже крови, а обычный дохлый кот. Какие нежные в современном мире дети. Я в его возрасте насмотрелся на десяток мёртвых котов и собак разного степени разложения.
Вот такие будни и "записи за жисть" у Шабнака. Про падаль, страх и смерть.

Было бы здорово, если бы вы накидали ещё тем для записей. Мне не всегда снятся интересные сны, а интересные случаи происходят ещё реже.

@темы: прохладный сказ, произошедшее

11:57 

sanguis,

И мои кости русалки вставят в гребни для волос.
Вибрация лёгкого застывшего воздуха. Вестник изменений. Никем не замеченный и никем не понятый. Я давно чувствовал странное в окружающем мире, но не сразу сообразил, о чём говорит звенящее пространство.
Слышал вибрацию в обволакивающем гудении самолёта, низком и давящим на уши. Слышал в металлическом крике тормозящего поезда. В тоскливом вое собак, смирившихся с неизбежным. В плаче детей, больше похожем на мяуканье дерущихся котов.
Мир остановился и прислушался. Всё живое с неживым тоже остановились и прислушались.
Но это никому не помогло.
Раньше я верил: относительная глушь местообитания спасёт меня от Изменений. Это казалось наивным даже во времена, когда всё было хорошо. Но и настороженность не защитила бы от Изменений. Ничего не защитило.

Длинно получилось:

@темы: прохладный сказ, крылья машин, жуть и страх

18:14 

intercessio.

И мои кости русалки вставят в гребни для волос.
Я смотрел на Это. А Это смотрело на меня. Недобро смотрело. Во многих книгах и страшных историй зло описывается как "бесконечно холодное, излучающее ненависть ко всему живому". Банальная, но правдивая фраза: Это — чистое зло, за которым нет ничего, кроме холода и ненависти.
И я смотрю на чистое зло. А чистое зло смотрит на меня.
Это появляется не всегда. Большую часть времени я вижу обычный пейзаж, который иногда загораживает Это. Стало интересно, от чего зависит появление зла, оно ведь не может возникать без причины?
Я смотрел по-разному: в плохом настроении и хорошем, уставшим и бодрым. Но видел только предмет, на который смотрел: зелёный, с небольшими коричневыми включениями. Пустой. Без Этого.
Это приходит случайно, когда я смотрю на Предмет периферическим зрением. И вместо зелёного с коричневым вижу нечто неопределённого цвета, покрытое дымкой. Тёмно-зелёное, почти чёрное, как полоски на свитере Фредди Крюгера.
Рассматриваю Это боком: боюсь развернуться и спугнуть зло. Оно появляется так редко и видно его так плохо, что хочется удержать подольше. Не каждый день сталкиваешься с чистым злом. Но недавно я развернулся, решив встретиться с Этим лицом к лицу. И оно не ушло! Всё смотрело холодным тяжёлым взглядом, не замечая меня, но излучая ненависть и осуждение ко всему окружающему.
Зло бывает разным. Иногда оно поверхностное, обращённое к конкретным вещам. Иногда оно временное, вызванное плохим настроением носителя зла. Иногда оно глубокое, направленное почти на всё. И тогда носитель — не носитель, а часть, источник зла. Зло этого типа всегда было злом. Оно не вызвано внешними причинами. Просто зло родилось злом.
Это — урождённое зло. Которое легко представить уничтожающим города, сжигающим деревни. С любопытством поглядывающим на горящих заживо людей. Не ради развлечения, не из мести. А потому что зло — это зло. Не обременённое искусственной моралью и лишними эмоциями.
Оно всё смотрело, не собираясь никуда уходить. И я не упустил шанса, узнал, как же выглядит истинное зло. Это не меняло цвет Предмета, но загораживало его полупрозрачной чёрной пеленой. Под дымкой Предмет оставался зелёным. Предмет (а, правильнее сказать, Предметы) оставался Предметом, потому что Это — не инородное подселение, а часть Предметов.
Мне не страшно. Чувствую — зло никогда не покидало и не вселялось в Предметы, просто его редко видно. А раз Это часть того, на что я смотрю, значит, оно часть меня. Ведь смотрю-то я в зеркало.


Картинка не совсем в тему, но лучше не нашёл.
Чистое зло нажало на кнопку «Опубликовать» и с чувством выполненного долга пошло есть злодейский ароматный шоколадный торт с вишнёвой начинкой, пить злодейский кофе со сгущёнкой, гладить злодейских урчащих котов. Ведь именно так ведёт себя настоящее зло, я в симсе-3 об этом узнал. Вот такое у меня весёлое зло.
А затем зло вышло кормить злодейскую собаку, которая неохотно отвлеклась от игры с круглым черепом, но быстро заинтересовалась свежим мясом. На ближайшие дни у нас есть много свежего мяса. Потому что зло любит питомцев.

@темы: жуть и страх, прохладный сказ

14:30 

Ergo,

И мои кости русалки вставят в гребни для волос.
Несколько лет назад я узнал о тульпах — специально созданной человеком второй личности, у которой свой характер, внешность, голос. Мне стало интересно, хотелось сравнить ощущения. Долго решался, стоит ли оно того? Если мне что-то не понравится, придётся убить это существо. Убить часть себя.
Для начала я создал воображаемый дом для тульпы — большую избу в густом лесу, обстановку стилизованную под Средневековье. Одновременно светлое и сумрачное место. Лес, в котором танцуют фейри, и нимфы водят хороводы.
Нет, не так.
Сначала была тёмная крутая лестница башни, освещаемая прыгающим пламенем факела в правой руке. Левой я держался за холодную шероховатую стену, но это бы не спасло, споткнись я о длинную бороду. Подсознание почему-то создало меня с длинной бородой до пят и такими же волосами, заплетёнными в две толстые косы. Держись, Тульпа! Комнатный колдун, боящийся разбиться в собственном воображаемом мире, спешит тебя создать!
Человек, ни разу не плутавший по воображаемой лестнице, не понимает, как приятно ступить на тёплый деревянный пол. Лестница привела меня в гостиную Избы: золотисто-оранжевые бревенчатые стены, украшения из бересты, тяжёлая резная мебель. Здесь уютно. Это дом моей мечты. Дом.


И началось создание Тульпы. Представил маленький оранжевый светящийся шар, который постепенно рос, становился больше и теплее. Наполнялся жизнью. Вот шар вырос до метра в диаметре, покрылся короткой шерстью. На этом изменения кончились: пусть оно само выберет себе окончательную внешность и голос.
Мы бродили по пустынному хвойному лесу, слушали пение птиц и нимф. Я рассказывал, как хорошо здесь, в воображаемом месте, и плохо там, снаружи. Описывал понравившиеся мне мифы, животных, природу, которую можно воссоздать в нереальном мире. Говорил о преследующем меня образе поляны на холме, слева от которой густой лес, вверху — тяжёлые тучи, внизу — медленная серо-синяя река. Не знаю, что справа и позади меня. И не хочу знать.


Оно слушало молча и, надеюсь, с интересом.
Прошла неделя. Пора переводить наши отношения на новый уровень. Создал в избе две новые комнаты, двери в которых закрыты на тяжёлые замки. Надписи на вывесках гласят: «Воспоминания» и «Подсознание». Символически сорвал замки перед Тульпой и разрешил заходить в комнаты. Всё. Теперь оно знает всё, что знаю я. Теперь оно учится самостоятельно.
И оно училось! Когда я пришёл в Избу в следующий раз, вместо деревянного дома увидел каменное поместье с садом и конюшней. Оно напоминало монастырь из одной компьютерной игры. Тульпа использовала воспоминания и изменила экстерьер по-своему вкусу. Внутреннее убранство, к моей радости, осталось неизменным.
Тульпа трансформировалась. Больше не выглядело шаром, но стало полноценным рыжим, большим, пушистым котом, только светящимся. Он всё ещё молчал, но я явственнее чувствовал его радость от встречи. Мы всё так же бродили по пустым улицам средневековых городов, когда я предложил Коту выбрать окончательную внешность: размеры, мех, лицо. Телепортировались домой, я открыл редактор внешности, как в играх.
Создание тульпы началось третьего апреля. Кот всё ещё не разговаривает, не хочет выбирать имя и "выходить" наружу, в злой реальный мир. У него оформившаяся внешность слегка мультяшного, похожего на Гарфилда кота, но представлять его иногда трудно, образ замыливается.
Иногда, неожиданно проснувшись в середине сна, я ощущал рядом стороннего наблюдателя. Кто-то смотрел на меня. Кто-то незлой, но родной и пушистый. Раньше подобного чувства не было. Теперь к реальным добавился воображаемый кот.
Итак, я сравнил ощущения, о которых говорил в самом начале повествования. И теперь я точно знаю: те четыре сущности, которые преследуют меня с десятилетнего возраста — не тульпы.

@темы: бессвязный бред, внутри, произошедшее, прохладный сказ

04:56 

draco

И мои кости русалки вставят в гребни для волос.
Тяжёлые и тёмные серые облака. Иногда тучи приходят фиолетово-серыми, с чернотой. Они приносят ливень с градом и сильный холодный ветер. Но вчера облака были обычными тёмно-серыми. Пасмурная коричнево-серая погода, дарующая покой.
Мне часто снится зеленоватый тёмный пейзаж. Обычно во сне я в школе или дома, от пасмурной погоды за окном всё кажется грязно-зелёным. Многих угнетает подобная обстановка, но мне она внушает чувство очищения.
Вчера был один из спокойных пасмурных дней, ближе к обеду пошёл дождь. Самое время выйти и безболезненно дойти до магазина. Это не так просто, потому что в последнее время я замечаю на улице непонятных... существ. Им не очень нравится ненастье: в это время субъекты попадаются реже.
Маленький старый зонт, не закрывающий тело от дождя. Я беру его ради чувства безопасности и желания спрятаться от созданий. У зонта тяжёлая деревянная ручка и крепкие металлические спицы. Сам отстирывал и пришивал оторванную временем ткань. Люблю этот зонт, не расстанусь с ним.
Антикварный защитник от погоды излучал мудрость и уверенность древнего существа:
— Спрячься под меня, — шептал зонт.
И я прятался под куполом, но не от дождя — вода с неба меня не пугает — а от взглядов существ. Монстры никогда не проявляли агрессии, но шли мимо по своим монстровским делам. Когда я подходил ближе, они смотрели на меня пустыми тусклыми глазами и отводили взгляд вниз, в сторону.
Я хорошо их рассмотрел: неплотно прилегающая к телу обвисшая кожа, плоское клоповидное туловище и растущие из него по-паучьи тонкие конечности. Чудовища выглядят по-разному, но эта модель встречается чаще всего.


У них плавные шаги, создания маленького размера передвигаются бегом. У редких тварей резкие порывистые движения. В страшилках иногда описывают похожих монстров: бледная кожа, безносое лицо, дёрганные шаги. Эти существа не подходили под шаблон.
В неудачные дни твари заполоняют всю улицу. Они мечутся туда-сюда, носятся по тротуарам и выбегают на дорогу. "Клопы" скалят короткие пасти, перегавкиваются между собой, но не дерутся. Мне страшно спрашивать родственников, видят ли они странных существ. Ведь я могу услышать правдивый, не приукрашенный сладкой ложью ответ.
Осенний прохладный ветер и стекающая по спине вода выбивали из головы ненужные мысли. Приятные мурашки, говорящие: сильный организм борется с холодом, убивает его и впитывает в себя. Пока солнца и тепла нет, твари меня не волнуют. Изредка замечал "наших": на лицах внушённый дождём покой, а тела излучали уверенность.
Обстановка резко изменилась: я вошёл в магазин, и привыкшие к зелено-серому цвету глаза видели освещение болезненно желтушным. Под лампами дневного света монстры казались ещё уродливее: чёрные пятна глаз, сморщенная кожа и лица, больше похожие на черепа.
Нагруженная корзинка давила на пальцы, от яркого света слезились глаза. Сидящее чудовище вскинуло башку, и редкие маслянистые патлы зашевелились, как дождевые черви. Оно смотрело на меня, но не отводило взгляда. Вот тварь раскрыла бесконечно широкую пасть и гавкнула:
— Пакетик нужен?
— Нет, спасибо.
Я почти бежал домой, в спасительные каменные стены, рюкзак с продуктами неприятно бил по спине. Хорошо, что не взял ничего хрупкого. Ветер дул прямо в туго натянутую ткань купола, и зонт звал меня вперёд. И я подчинился парусу, ускорив шаг ещё больше.
Дом! Спокойный и бежевый, с зелёной крышей. Милый дом. Пока искал ключи, облокотился на сильный толстый хвост (не чета уродливым палкам-конечностям монстров!), снимая нагрузку с уставших от бега в гору ног.
И нестрашные они вовсе, существа эти. Если однажды они нападут, их хилые тела точно не выдержат удара копытом.
Не нашёл подходящую картинку с чёртом. Ну, и ладно, обойдёмся без чертей.

@темы: жуть и страх, бессвязный бред, прохладный сказ

14:22 

omnis

И мои кости русалки вставят в гребни для волос.
Постепенно холодает. Лысые мерзливые существа уже расползлись по берлогам. Бьющие по ушам крики их сопливых детёнышей смолкли. Наступило время, когда дневные твари засыпают, а ночные — просыпаются. Пока первые сонливо смотрят в окна и с лёгкой тревогой наблюдают за темнотой, вторые чувствуют ускоряющийся ток крови и наливающиеся теплом тела.
Тускнеющее солнце уже не способно с прежней яростной силой осветить грязную улицу, и ничто не сдерживает зимних существ. И зимние существа просыпаются! Они заглядывают из ночной черноты в окна к ослабевшим летним конкурентам и ждут момента для удара. У ночных тварей есть время ждать.


Создание из буфета, стекла и экрана уже изменило внешность. Оно часто меняет внешность, и я не успеваю привыкнуть к новому облику. По его метаморфозам можно отследить смену полугодий. Вид свежего, едва окоченевшего трупа — светлое полугодие. Кажется, солнце пьёт силы у этой твари. Существо выглядит здоровым, цветущим и даже напоминает человека — настали тёмные времена. Видимо, оно питается холодом, светом Луны и людскими страхами.
Но я не боюсь.
А боюсь другого, стоящего каждую ночь у меня во дворе и смотрящего в окно. Сначала оно было слабым, выглядело больным и неопасным, но каждый день оно меняется. Как тварь из буфета, стекла и экрана. Небо светлело, внешность твари становилась чётче. Месяц назад оно бы убежало, подальше от лучей восходящего солнца. Но сейчас свет для него безвреден. И оно всё стоит и стоит у меня во дворе.
Возможно, мне следовало защититься? Но вместо этого я принял единственно верное в пять утра решение, выбрал проверенный веками метод обороны — ушёл в спальню, завернулся с головой в тёплое одеяло и уснул. Существо может хоть целый день стоять во дворе и заглядывать в соседские окна, раз ему так нравится. И на следующий вечер тварь уже была во дворе. Но теперь я не прятался в доме, а вышел прямо к монстру...
Весь вечер и всю ночь мы с зимней тварью сидели под тёплыми пледами, гоняли какао со сгущёнкой, ели ватрушки и слушали музыку. Зимний монстр не навредит зимнему монстру. А завтра мы будем вместе стоять в чужих дворах и заглядывать в окна к летним чудовищам.

@темы: бессвязный бред, жуть и страх, прохладный сказ

13:10 

diabolica,

И мои кости русалки вставят в гребни для волос.
Белые стены зданий. Когда на них падают лучи солнца, свет отражается прямо ко мне в окно. Слишком ярко, больно смотреть. Резь в глазах появляется даже от листьев, на которых играют солнечные блики. Что уж тут о целом здании говорить.
Мне нравится смотреть в окно, но светлые дома и розово-красная от заходящего солнца улица вызывают странные чувства. Неправильность, неестественность пейзажа? Пожалуй, да. Существуют два вида "ненастоящих" улиц. Первые — уютные, чья необычность напоминает далёкий тихий сон, воспоминания о никогда не существовавшем. Вторые — тревожные, застывшие. Ты прислушиваешься к тишине и ждёшь. Ждёшь беды, ждёшь завершения всего. Но ничего не происходит.


Но в тот день что-то всё же произошло.
Я читаю обычные газеты. Не могу назвать это старой привычкой: раньше я корреспонденцией не интересовался. Но здесь свежая газета появляется каждый день. Часов в девять утра я нахожу в почтовом ящике новый выпуск. Читать их неудобно: не скреплённые страницы выпадают, разлетаются, уголки больших тонких листов опадают.
Вереница обычных неинтересных новостей: с кем видели голой закатившуюся эстрадную звезду, реклама средства от варикоза, рассказ об очередной потомственной дочери матери и отца, которая "чувствует болезнь ладонями". И одна маленькая скромная заметка: «Рыбовы покинули город. Но никто их не знал и никто не будет по ним скучать». Странное объявление для газеты, правда?
В следующем выпуске попались сразу две необычные заметки:

«Барановы уехали из города. Их никто не знал. Долгие проводы — лишние слёзы. Через несколько дней о них никто не вспомнит».

«Помните вчерашнюю грозу? Это было мощное и пугающее ненастье. В дачном кооперативе молнии ударили в 37 человек, включая младенца. Эта была ужасная смерть. Дачники надолго запомнят запах горелого человеческого мяса».

Что это? Облазил обе газеты, но не нашёл, к чему эти объявления. Возможно, реклама нового фильма? Спросил у родственников на счёт дачи, они подтвердили: молния действительно убила 37 человек. Поговорил о газете, но никто уже не читает бумажные выпуски.
На улице всё как обычно. Искусственная радость на лицах прохожих. Пустые глаза. Бензиновая вонь и растерянные собаки, ждущие людей, чтобы вместе с ними перейти дорогу. И ослепительные светлые здания, окрашивающиеся по вечерам в розоватые тона. Смотрю в небо и жду беды. Но вижу только бесконечные давящие дома.


Заметки появлялись каждый день: иногда всего одна, иногда три. В них всегда было одно и тоже: исчезновение семей, о которых никто не знал, смерть в огне, утопление, бьющийся током телевизор. Мир проводит чистку. Скоро очередь дойдёт и до меня: «Фамилин покинул город. Никто о нём не знал».
На самом деле это из игры симс-3. Игра иногда выселяет семьи, с которыми игрок не общается. А ещё игра радостно убивает персонажей. Всегда удивляли эти сообщения об уездах и убийствах в газетах.

Вопрос: Картинки в постах?..
1. Нужны, помогают погрузиться в атмосферу. 
11  (42.31%)
2. Не нужны, отвлекают, не смотрю на них. 
0  (0%)
3. Нужны, но меньше текущего размера. 
0  (0%)
4. Нужны, но прячь их под превью-море. 
1  (3.85%)
5. Моль наблюдает за котом из-под потолка. 
1  (3.85%)
6. Если не смотреть в окно, дверь исчезнет без звуков. 
1  (3.85%)
7. Бесцветный песок забивается под кожу. 
3  (11.54%)
8. Собака зарыта в старом жёлтом небе. 
2  (7.69%)
9. Свой вариант. 
1  (3.85%)
10. Маленькая рыжая пшеничная мышь. 
6  (23.08%)
Всего: 26
Всего проголосовало: 15

@темы: сожжение заживо, прохладный сказ, опросы, жуть и страх

00:47 

adoramus

И мои кости русалки вставят в гребни для волос.
Плывём мы на плоту. Погода приятная, но немного странная: неестественно яркая изумрудная трава, глубокое синее небо и чисто-голубая вода. Как приятно сидеть на простом деревянном плоту, чувствовать влажный запах опилок и смолы. Наслаждаться тёплыми лучами ослепительно-жёлтого солнца. Чувствовать на коже прохладный ветер, приносящий издалека аромат цветущих роз.
Так уж вышло: добраться до нужного места можно только на плоте. Купить обычную лодку? Но это же так скучно! Лучше связать из нескольких брёвен настоящий плот. Всё равно река спокойная и безопасная.
Медленно плывём, травим байки и рассказываем страшилки. Вспоминаем, как странно покосилась на нас бабка, когда узнала о нашем месте назначения. Деревенские жители странные. Да и любые люди вообще странные.
По обе стороны от нас — густой лес, кора деревьев насыщенно-коричневого цвета, как молочный шоколад. Никогда не видел таких необычных растений. Но они прекрасно дополняли колоритный местный пейзаж.



Плыли мы долго, но никто не обещал скорой и лёгкой прогулки. Но вот, что странно: погода не менялась и темнее не становилось. Всё тот же светлый безоблачный ландшафт. И лес. Совсем не изменился лес. Мы проплывали мимо одинаковых деревьев. Не видели животных или цветов. Ощущали аромат роз, но нигде их не замечали. Многочасовая "поездка" никого не утомила, не вызвала жажды или голода.
Нет, всё это глупости. Просто старая карга нас напугала.
Небо потемнело до тёмно-синего, запах цветущих роз сменился вонью гниющей рыбы. Не было никакого постепенного перехода. Просто секунду назад было светло, пели птицы и пахло цветами, а уже сейчас глубокий вечер и слышны подозрительные всплески.


Неинтересный фантасмагоричный бред:

Вспомнил, что у меня есть аск. Завёл его, чтобы задавать ответы и благополучно забросил. Ну, вдруг кто-то хочет что-то спросить именно там. Что ж я, зря возился с регистрацией, что ли.

@темы: прохладный сказ, жуть и страх, бессвязный бред

07:49 

per

И мои кости русалки вставят в гребни для волос.
Наступила осень. В спальне появились первые замёрзшие коты, которые лезут в открытое окно и просятся в комнату. В это время я не закрываю дверь в спальню, чтобы коты беспрепятственно проникали под тёплые пледы.
Обычно коты спят на сложенном на тумбочке одеяле или пледах, но осенью лезут на кровать. Так приятно проснуться под довольное урчание согревшихся двух, трёх, четырёх, а иногда и сразу пяти котов! Вот только есть один небольшой нюанс — это не мои коты. Мои как спали в раковине и ящике комода, так и спят.
Есть незнакомые коты, есть соседские, которые приходят почти каждый день. Точнее, приходили раньше.
Одного особо наглого кота я уже давно не видел. Он часто ходит по соседским участкам — если он и не приходит в гости, я всё равно его вижу. И знаю: с ним всё в порядке. В этом посте вскрывается вторая тема от Правнука Ворона: «Выбирая из всех в мире (в прошлом, настоящем, будущем времени), кого бы ты пригласил в гости на обед и чем угостил? А может это не человек?».
Надеюсь, скоро Кот вернётся и продолжит объедать моих идиотов. Представляю, как увижу его крадущимся на кухню. Он изображает испуг, но сам настойчиво идёт к лежащему в миске куриному мясу. После еды я глажу кота, он рычит, изображая недовольство, но сам подставляет голову для почёсываний.
Иногда ночью я слышу, как кто-то шуршит в тамбурном коридоре. Это ломятся мои страдающие тяжёлым слабоумием коты, которым не хватает разума мяукать во время шуршания. Но я с надеждой думаю, как открою дверь, а за ней окажется пытающийся тихо пробраться в дом соседский Кот. Коричневое облако беды пройдёт мимо. И снова станет спокойно, и всё снова будет как раньше.
Но вот я открываю дверь, а за ней лишь очередной мой тупой кот. И чернота. Тянущийся с улицы прохладный свежий ветер. Бьющиеся о потолок тамбура мотыльки. И чернота, зовущая выйти из дома, но я не выхожу. Не потому что боюсь темноты, а потому что ночью проклятые пауки вьют паутину между ветками, и мне не очень хочется наткнуться на неё мордой.
Но и днём сила зова не ослабевает. Бывает, выйдешь погулять, а с улицы тянет неприятным мёртвым жаром, навевающим ассоциации с голой землёй, пустошью, скелетами. Стоишь в тени в тамбуре, но видишь, какая неестественно-яркая трава, какое обжигающе жёлтое солнце и синее, подозрительно тёмное для дня, небо. И что-то зовёт тебя выйти в этот ядерный кошмар.


Но ты не выходишь. Потому что ужас перед ночью — понятный и естественный страх темноты, в который ты ничего не видишь, но хищники видят тебя. День же принято считать безопасным от "монстров" временем. Испуганный кошмаром ребёнок ждёт утра, ждёт света, при котором ночные чудовища спрячутся по тёмным шкафам. Но с приходом утра наружу выйдут дневные монстры, от которых тебя ничто не спасёт. Потому что дневные чудища не боятся темноты.
Как хорошо, что наступила осень: ночь становится длиннее, а день — короче. Кислотные краски приглушаются, монстры света впадают в спячку.

@темы: жуть и страх, прохладный сказ

22:38 

sic

И мои кости русалки вставят в гребни для волос.
Смутные и далёкие события 15-18-летней давности. Наверное, люди умеют ориентироваться во времени по возрасту, в котором они столкнулись с событием. Но я никогда не был уверен, сколько же мне сейчас лет.
Приехали мы в Бразилию: я — простой бедный паренёк, и они — богатые футболисты, с которыми я, как ни странно, дружил. Автобус пыльный и неудобный, в салоне воняло бензином и десятком потных тел. Вылезти из него было приятно, но недолго: свежий воздух быстро превратился в дыхание Люцифера из полыхающего жаром Ада.
Подошли подозрительной наружности личности и завели разговор на испанском. Кроме "си" по-испански я ничего не понимаю, поэтому отошёл в сторонку и начал наблюдение. В незнакомой стране всегда нужно готовиться быстро бежать по дворам.
Футболисты и незнакомые парни жестикулировали, пытались договориться, но языковой барьер сильнее нелепых человеческих планов. В конце концов, лидер богачей достал большую пачку с тысячами евро и отдал этим типам. Типы пересчитали деньги и ушли радостные. Удивившись внезапному повороту событий, я спросил, кто эти люди.
— Они помогли доставить нас сюда.
Вспомнил пачку евро. И понял: часть этих денег заплачена и за меня. Но я, как простой бедный парень, не скидывался на поездку. За меня отвесили кучу евро. Меня не должно быть здесь. Сказал об этом футболистам, пообещал всё вернуть, но они лишь отмахнулись:
— Ты нормальный парень и здорово помог нам в армии.
Это правда. Да и не позвали бы они меня с собой, если не хотели.
Мы подошли к зданию, ради которого отправились на другой материк: низкое и серое, такое же страшное и безликое, как большинство наших заведений. Бизнес-центр обычной бразильской глубинки. Темнело, в это время работники должны были готовиться расходиться по домам.
Но до домов никто из них не дошёл.
Мы прилетели из-за книги. Отличной книги с реальными историями. Точнее, из-за одной главы книги. Единственного выдуманного случая, который для равновесия должен воплотиться в реальности. И бразильский маленький бизнес-центр идеально для этого подходит.
Незаметно, как и было описано в книге, мы зашли в здание и подкрались к первому офису. Приоткрыли дверь и посмотрели внутрь. За столами сидели неприятные люди с ленивыми глупыми лицами. Как было бы здорово разбить их кувалдами, чтобы у всего этого планктона больше никогда не возникло желание улыбаться! Что мы, собственно, и собирались сделать.
Достали ножи, биты, и ворвались в кабинет. Нас встретил заторможенный тупой взгляд и вялые попытки отбиваться. Беспомощные хилые твари, которые не в состоянии постоять за себя. Они и были описаны в книге.
Биты ломали носы, крошили челюсти и выбивали глаза. Три взмаха, и от голов оставалось кровавое месиво, а к битам прилипали красные куски кожи с клочками волос. Хруст разбивающихся пальцев, забавно выкрученные ноги и руки с торчащими из разорванной кожи обломками костей. Это выглядело смешно и демонстрировало хрупкую нелепость человеческих тел.
Работы ножей не такие разрушительные, но кровавые и красочные. Широко распахнутый "рот" на горле, из которого быстро вытекает кровь. Слишком быстро: люди мгновенно умирают, не давая посмеяться над их дёрганными предсмертными движениями. А смеяться есть над чем! Выпученные глаза, раскрытые пасти, сцепленные на горле слабые руки и бесплодные попытки вздохнуть, сопровождаемые весёлыми булькающими звуками.
Всё кончено и мы радуемся результатом работы, всё по книге: залитый кровью пол, железно-мясной запах и десяток изуродованных тел. При жизни они выглядели не лучше. Работа футболистов закончена, но мне нужно доделать последний штрих. Цель моего полёта. То, что должен сделать только я.
Тонкая фанерная дверь, неспособная защитить прячущегося. Никогда не понимал смысла в этих бутафорских картонных стенах и дверях, но сейчас они мне помогали. Офис начальницы. Она выглядела, как описано в книге: завязанные узлом волосы цвета поноса, яркий макияж, подчёркивающий несвежую обвисшую кожу. Дурацкий псевдостильный деловой костюм.
Одно движение, и готов последний труп. Умирала вершина офисной пищевой цепи так же быстро, как и остальные.
Я стою на красном полу, с головы залитый кровью нескольких людей. Из открытого окна дует прохладный вечерний ветерок. Хорошо и спокойно. Теперь последняя история из книги — реальность.



Уныло лаяли собаки, тоскливо мяукали коты. Вопили омерзительные соседские дети. Сны нравятся мне больше реальности. Ведь во снах можно безнаказанно убить десяток человек, а в реальности — нет.
Эх, давно я о мертвецах не писал, соскучился по чернухе.

@темы: прохладный сказ, крылья машин, жуть и страх

04:28 

dilexit

И мои кости русалки вставят в гребни для волос.
Не люблю просыпаться из-за неприятного ощущения сонливой слабости. Пора вставать, но всё ещё хочется спать. Я всегда хочу спать и никогда не высыпаюсь. Сонливая слабость — интересная вещь, когда пора ложиться. Организм готовится ко сну, ты чувствуешь, как растворяешься в воздухе и переходишь в небытие. Во время бодрствования это только мешает: трудно управлять телом, которое растворилось в воздухе и не ощущается.
Но сонливость — не единственный источник физического небытия. Иногда вместо приятной "расслабленности на границе со сном" возникает вытягивающая силы пустота. Ты идёшь вдоль стен в страхе упасть без поддержки. Но пустоте этого мало. Она высасывает остатки материальности, оставляя взамен болезненно ноющие дыры, через которые утекает последняя энергия.
Дайте боги, чтобы это было всего лишь художественным описанием недосыпа или дереализации. Но это настоящий физический недуг, не связанный ни с недосыпом, ни с дереализацией. Недуг, появление которого невозможно предсказать или предотвратить. Он уйдёт сам, когда пожелает, а тебе придётся ещё очень долго зашивать "дыры".
Слава духам природы, пустота давно не возвращалась. И на этот раз нематериальность была всего лишь сильной сонливой расслабленностью.
Я смотрел из окна на медленно зеленеющее на востоке небо и не понимал, что же с ним не так. Обычный рассвет, когда чернота сменяется синевой, плавно переходящей в зелёный и жёлтый. Сейчас шла зелёная стадия. Но что-то с небом всё равно было не так.
Стало немного зябко. Стоять зимой у распахнутого окна — не лучшая идея, даже если ты любишь холод. Перешёл в другую комнату, в которой для удобства котов окна лишь слегка приоткрыты. Смена точки обзора улицы открыла новую странность пейзажа — зелёную траву на моём участке и огромные сугробы на соседнем.
Вышел на улицу, но это не дало мне ответов. Приятный ветер, одновременно и тёплый, и холодный: лето и зима. Уходящие на запад яркие звёзды. Давно погасшие уличные фонари не мешали за ними наблюдать.
В рассветной полутьме стало видно сюрреалистическую картину: цветущие ирисы, закрывшиеся на ночь бутоны тюльпанов, и в нескольких шагах от них от них — полутораметровая стена снега и льда. И небо, это неестественно быстро светлеющее небо.
Возможно, я всё ещё сплю, и это — реалистичный сон? Прислушался к ощущениям, которых не было. Только знакомый эффект растворения в воздухе. Говорят, чтобы отличить сон от происходящего наяву, нужно посмотреть на ладони.
Глянул на руки, голубовато-зелёные в тусклом предутреннем свете, уродливо длинные и тонкие, с отвратительными паучьими пальцами. Слабые рассеянные лучи солнца на рассвете правдивы. Они срывают маски псевдоживости и показывают всех теми, кем они являются — мертвецами.
Происходящее наверняка сон, причём, кошмарный.
На самом деле руки выглядят не так, но меня это не волнует. Давно смирился с искажённым восприятием себя в виде от первого лица. У дереализации другое мнение по этому поводу: странность с руками породила лишь новую волну вопросов. «Действительно ли это сон? Ладони всегда смотрелись бы ненастоящими, поэтому как ты отличишь по ним небытие от реальности?».
Как я отличу сон от реальности? Это серьёзный и страшный вопрос. При высокой детализации сна я никак не отделю его от яви. Я могу месяцами жить внутри спящей головы и даже не знать об этом. Сколько дней реальной жизни я уже из-за этого пропустил?
Рассвет. Всё дело в нём. Если я пойму, что с ним не так, то выберусь из этого сна. А небо за время моих раздумий уже стало желтоватым, звёзды полностью исчезли. Корявые чёрные силуэты превратились в деревья и дома. Улица постепенно приобретала краски. Но ответ всё не приходил.
Вернулся в дом и посмотрел на часы: 1:47. Вот оно! Ещё нет и двух ночи, но уже светло! Ненормально быстрый для зимы рассвет, прямо как летом! Как летом...
«Но ведь сейчас и есть лето», — мелькнула волшебная мысль, вернувшая меня из полудрёмы в реальность. И всё стало понятно, всё стало объяснимо: прохладно-тёплый ветер, трава, цветущие растения, ранний рассвет. И даже огромные сугробы оказались всего лишь плёнкой-теплицей.

С постом я несколько опоздал: рассвет у нас сейчас уже где-то в полтретьего, но месяц назад мне не хотелось это писать.

@темы: бессвязный бред, прохладный сказ, произошедшее, внутри

Возьмите капусту, начните вязать, и не забудьте про небольшой камешек

главная