• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: прохладный сказ (список заголовков)
13:16 

Martyrum

И видел много тех, кто видел много.
Низкое светлое небо, выбивающее из людей силы и кровь. Жду, когда межсезонье закончится, и наступит настоящая морозная зима. С маленьким тусклым солнцем и угрюмыми людскими лицами.
Люблю ходить в магазин по утрам, когда тоскливые прохожие плетутся на работу, а мне нужно всего лишь купить еды на завтра и лечь спать. Ещё больше нравится рассвет и сумерки с фиолетово-синим небом и оранжевыми фонарями. Но застать их получается не всегда. Иногда я иду в магазин обычным утром, совпадающим с движениями человеческих масс на работу и в школу.
Школа. Мимо неё проходит путь в один из магазинов.
В каждом выходе из дома меня удивляет контраст между сектором и городом. Только сейчас была тишина и свежий морозный воздух, а уже шаг спустя — тошнотворная вонь и шум драндулетов. Это сильно отбивает желание гулять по городу и пребывать на улице дольше необходимого на поход в магазин времени.
Похожий звуковой эффект встречается в лесу: вот здесь ты слышишь лишь пение птиц, но шаг в сторону, и ушам открывается далёкое гудение машин. Многие обманывались иллюзорной близости людей и дороги, шли на звук. Немногие возвращались обратно.


Было очередное "магазинное утро", которое ничем не отличалось от других походов за продуктами. Кроме одной детали: испуганного мальчика. Он стоял на месте, смотрел под ноги и озирался по сторонам. На потерявшегося не похож: дорога вела в школу, а за спиной висел рюкзак.
Когда я подошёл ближе, он перестал выглядывать взрослых на улице и начал смотреть конкретно на меня. С ужасом и надеждой. Было бы забавно, сверни я в другую сторону и оставь ребёнка наедине с кошмаром. Заставь его ждать на малолюдной тропинке других взрослых. Но увеличивать путь до магазина не хотелось.
Мальчик нетерпеливо переминался с ноги на ногу, смотрел на снег и снова переводил на меня наполненные страхом глаза. Если бы я был ребёнком и меня напугало что-то валяющееся на земле, я бы вёл себя примерно так же. Что же увидел школьник? Банальное путешествие в магазин превращалось в интригующее приключение.
Я подошёл ближе, и мальчик пошёл дальше. Видимо, ему после увиденного страшно идти в одиночестве. На снегу лежал не монстр, не отрубленная человечья голова и даже не кишки в луже крови, а обычный дохлый кот. Какие нежные в современном мире дети. Я в его возрасте насмотрелся на десяток мёртвых котов и собак разного степени разложения.
Вот такие будни и "записи за жисть" у Шабнака. Про падаль, страх и смерть.

Было бы здорово, если бы вы накидали ещё тем для записей. Мне не всегда снятся интересные сны, а интересные случаи происходят ещё реже.

@темы: прохладный сказ, произошедшее

11:57 

sanguis,

И видел много тех, кто видел много.
Вибрация лёгкого застывшего воздуха. Вестник изменений. Никем не замеченный и никем не понятый. Я давно чувствовал странное в окружающем мире, но не сразу сообразил, о чём говорит звенящее пространство.
Слышал вибрацию в обволакивающем гудении самолёта, низком и давящим на уши. Слышал в металлическом крике тормозящего поезда. В тоскливом вое собак, смирившихся с неизбежным. В плаче детей, больше похожем на мяуканье дерущихся котов.
Мир остановился и прислушался. Всё живое с неживым тоже остановились и прислушались.
Но это никому не помогло.
Раньше я верил: относительная глушь местообитания спасёт меня от Изменений. Это казалось наивным даже во времена, когда всё было хорошо. Но и настороженность не защитила бы от Изменений. Ничего не защитило.

Длинно получилось:

@темы: название темы - спойлер, жуть и страх, прохладный сказ

18:14 

intercessio.

И видел много тех, кто видел много.
Я смотрел на Это. А Это смотрело на меня. Недобро смотрело. Во многих книгах и страшных историй зло описывается как "бесконечно холодное, излучающее ненависть ко всему живому". Банальная, но правдивая фраза: Это — чистое зло, за которым нет ничего, кроме холода и ненависти.
И я смотрю на чистое зло. А чистое зло смотрит на меня.
Это появляется не всегда. Большую часть времени я вижу обычный пейзаж, который иногда загораживает Это. Стало интересно, от чего зависит появление зла, оно ведь не может возникать без причины?
Я смотрел по-разному: в плохом настроении и хорошем, уставшим и бодрым. Но видел только предмет, на который смотрел: зелёный, с небольшими коричневыми включениями. Пустой. Без Этого.
Это приходит случайно, когда я смотрю на Предмет периферическим зрением. И вместо зелёного с коричневым вижу нечто неопределённого цвета, покрытое дымкой. Тёмно-зелёное, почти чёрное, как полоски на свитере Фредди Крюгера.
Рассматриваю Это боком: боюсь развернуться и спугнуть зло. Оно появляется так редко и видно его так плохо, что хочется удержать подольше. Не каждый день сталкиваешься с чистым злом. Но недавно я развернулся, решив встретиться с Этим лицом к лицу. И оно не ушло! Всё смотрело холодным тяжёлым взглядом, не замечая меня, но излучая ненависть и осуждение ко всему окружающему.
Зло бывает разным. Иногда оно поверхностное, обращённое к конкретным вещам. Иногда оно временное, вызванное плохим настроением носителя зла. Иногда оно глубокое, направленное почти на всё. И тогда носитель — не носитель, а часть, источник зла. Зло этого типа всегда было злом. Оно не вызвано внешними причинами. Просто зло родилось злом.
Это — урождённое зло. Которое легко представить уничтожающим города, сжигающим деревни. С любопытством поглядывающим на горящих заживо людей. Не ради развлечения, не из мести. А потому что зло — это зло. Не обременённое искусственной моралью и лишними эмоциями.
Оно всё смотрело, не собираясь никуда уходить. И я не упустил шанса, узнал, как же выглядит истинное зло. Это не меняло цвет Предмета, но загораживало его полупрозрачной чёрной пеленой. Под дымкой Предмет оставался зелёным. Предмет (а, правильнее сказать, Предметы) оставался Предметом, потому что Это — не инородное подселение, а часть Предметов.
Мне не страшно. Чувствую — зло никогда не покидало и не вселялось в Предметы, просто его редко видно. А раз Это часть того, на что я смотрю, значит, оно часть меня. Ведь смотрю-то я в зеркало.


Картинка не совсем в тему, но лучше не нашёл.
Чистое зло нажало на кнопку «Опубликовать» и с чувством выполненного долга пошло есть злодейский ароматный шоколадный торт с вишнёвой начинкой, пить злодейский кофе со сгущёнкой, гладить злодейских урчащих котов. Ведь именно так ведёт себя настоящее зло, я в симсе-3 об этом узнал. Вот такое у меня весёлое зло.
А затем зло вышло кормить злодейскую собаку, которая неохотно отвлеклась от игры с круглым черепом, но быстро заинтересовалась свежим мясом. На ближайшие дни у нас есть много свежего мяса. Потому что зло любит питомцев.

@темы: жуть и страх, прохладный сказ

14:30 

Ergo,

И видел много тех, кто видел много.
Несколько лет назад я узнал о тульпах — специально созданной человеком второй личности, у которой свой характер, внешность, голос. Мне стало интересно, хотелось сравнить ощущения. Долго решался, стоит ли оно того? Если мне что-то не понравится, придётся убить это существо. Убить часть себя.
Для начала я создал воображаемый дом для тульпы — большую избу в густом лесу, обстановку стилизованную под Средневековье. Одновременно светлое и сумрачное место. Лес, в котором танцуют фейри, и нимфы водят хороводы.
Нет, не так.
Сначала была тёмная крутая лестница башни, освещаемая прыгающим пламенем факела в правой руке. Левой я держался за холодную шероховатую стену, но это бы не спасло, споткнись я о длинную бороду. Подсознание почему-то создало меня с длинной бородой до пят и такими же волосами, заплетёнными в две толстые косы. Держись, Тульпа! Комнатный колдун, боящийся разбиться в собственном воображаемом мире, спешит тебя создать!
Человек, ни разу не плутавший по воображаемой лестнице, не понимает, как приятно ступить на тёплый деревянный пол. Лестница привела меня в гостиную Избы: золотисто-оранжевые бревенчатые стены, украшения из бересты, тяжёлая резная мебель. Здесь уютно. Это дом моей мечты. Дом.


И началось создание Тульпы. Представил маленький оранжевый светящийся шар, который постепенно рос, становился больше и теплее. Наполнялся жизнью. Вот шар вырос до метра в диаметре, покрылся короткой шерстью. На этом изменения кончились: пусть оно само выберет себе окончательную внешность и голос.
Мы бродили по пустынному хвойному лесу, слушали пение птиц и нимф. Я рассказывал, как хорошо здесь, в воображаемом месте, и плохо там, снаружи. Описывал понравившиеся мне мифы, животных, природу, которую можно воссоздать в нереальном мире. Говорил о преследующем меня образе поляны на холме, слева от которой густой лес, вверху — тяжёлые тучи, внизу — медленная серо-синяя река. Не знаю, что справа и позади меня. И не хочу знать.


Оно слушало молча и, надеюсь, с интересом.
Прошла неделя. Пора переводить наши отношения на новый уровень. Создал в избе две новые комнаты, двери в которых закрыты на тяжёлые замки. Надписи на вывесках гласят: «Воспоминания» и «Подсознание». Символически сорвал замки перед Тульпой и разрешил заходить в комнаты. Всё. Теперь оно знает всё, что знаю я. Теперь оно учится самостоятельно.
И оно училось! Когда я пришёл в Избу в следующий раз, вместо деревянного дома увидел каменное поместье с садом и конюшней. Оно напоминало монастырь из одной компьютерной игры. Тульпа использовала воспоминания и изменила экстерьер по-своему вкусу. Внутреннее убранство, к моей радости, осталось неизменным.
Тульпа трансформировалась. Больше не выглядело шаром, но стало полноценным рыжим, большим, пушистым котом, только светящимся. Он всё ещё молчал, но я явственнее чувствовал его радость от встречи. Мы всё так же бродили по пустым улицам средневековых городов, когда я предложил Коту выбрать окончательную внешность: размеры, мех, лицо. Телепортировались домой, я открыл редактор внешности, как в играх.
Создание тульпы началось третьего апреля. Кот всё ещё не разговаривает, не хочет выбирать имя и "выходить" наружу, в злой реальный мир. У него оформившаяся внешность слегка мультяшного, похожего на Гарфилда кота, но представлять его иногда трудно, образ замыливается.
Иногда, неожиданно проснувшись в середине сна, я ощущал рядом стороннего наблюдателя. Кто-то смотрел на меня. Кто-то незлой, но родной и пушистый. Раньше подобного чувства не было. Теперь к реальным добавился воображаемый кот.
Итак, я сравнил ощущения, о которых говорил в самом начале повествования. И теперь я точно знаю: те четыре сущности, которые преследуют меня с десятилетнего возраста — не тульпы.

@темы: бессвязный бред, внутри, произошедшее, прохладный сказ

04:56 

draco

И видел много тех, кто видел много.
Тяжёлые и тёмные серые облака. Иногда тучи приходят фиолетово-серыми, с чернотой. Они приносят ливень с градом и сильный холодный ветер. Но вчера облака были обычными тёмно-серыми. Пасмурная коричнево-серая погода, дарующая покой.
Мне часто снится зеленоватый тёмный пейзаж. Обычно во сне я в школе или дома, от пасмурной погоды за окном всё кажется грязно-зелёным. Многих угнетает подобная обстановка, но мне она внушает чувство очищения.
Вчера был один из спокойных пасмурных дней, ближе к обеду пошёл дождь. Самое время выйти и безболезненно дойти до магазина. Это не так просто, потому что в последнее время я замечаю на улице непонятных... существ. Им не очень нравится ненастье: в это время субъекты попадаются реже.
Маленький старый зонт, не закрывающий тело от дождя. Я беру его ради чувства безопасности и желания спрятаться от созданий. У зонта тяжёлая деревянная ручка и крепкие металлические спицы. Сам отстирывал и пришивал оторванную временем ткань. Люблю этот зонт, не расстанусь с ним.
Антикварный защитник от погоды излучал мудрость и уверенность древнего существа:
— Спрячься под меня, — шептал зонт.
И я прятался под куполом, но не от дождя — вода с неба меня не пугает — а от взглядов существ. Монстры никогда не проявляли агрессии, но шли мимо по своим монстровским делам. Когда я подходил ближе, они смотрели на меня пустыми тусклыми глазами и отводили взгляд вниз, в сторону.
Я хорошо их рассмотрел: неплотно прилегающая к телу обвисшая кожа, плоское клоповидное туловище и растущие из него по-паучьи тонкие конечности. Чудовища выглядят по-разному, но эта модель встречается чаще всего.


У них плавные шаги, создания маленького размера передвигаются бегом. У редких тварей резкие порывистые движения. В страшилках иногда описывают похожих монстров: бледная кожа, безносое лицо, дёрганные шаги. Эти существа не подходили под шаблон.
В неудачные дни твари заполоняют всю улицу. Они мечутся туда-сюда, носятся по тротуарам и выбегают на дорогу. "Клопы" скалят короткие пасти, перегавкиваются между собой, но не дерутся. Мне страшно спрашивать родственников, видят ли они странных существ. Ведь я могу услышать правдивый, не приукрашенный сладкой ложью ответ.
Осенний прохладный ветер и стекающая по спине вода выбивали из головы ненужные мысли. Приятные мурашки, говорящие: сильный организм борется с холодом, убивает его и впитывает в себя. Пока солнца и тепла нет, твари меня не волнуют. Изредка замечал "наших": на лицах внушённый дождём покой, а тела излучали уверенность.
Обстановка резко изменилась: я вошёл в магазин, и привыкшие к зелено-серому цвету глаза видели освещение болезненно желтушным. Под лампами дневного света монстры казались ещё уродливее: чёрные пятна глаз, сморщенная кожа и лица, больше похожие на черепа.
Нагруженная корзинка давила на пальцы, от яркого света слезились глаза. Сидящее чудовище вскинуло башку, и редкие маслянистые патлы зашевелились, как дождевые черви. Оно смотрело на меня, но не отводило взгляда. Вот тварь раскрыла бесконечно широкую пасть и гавкнула:
— Пакетик нужен?
— Нет, спасибо.
Я почти бежал домой, в спасительные каменные стены, рюкзак с продуктами неприятно бил по спине. Хорошо, что не взял ничего хрупкого. Ветер дул прямо в туго натянутую ткань купола, и зонт звал меня вперёд. И я подчинился парусу, ускорив шаг ещё больше.
Дом! Спокойный и бежевый, с зелёной крышей. Милый дом. Пока искал ключи, облокотился на сильный толстый хвост (не чета уродливым палкам-конечностям монстров!), снимая нагрузку с уставших от бега в гору ног.
И нестрашные они вовсе, существа эти. Если однажды они нападут, их хилые тела точно не выдержат удара копытом.
Не нашёл подходящую картинку с чёртом. Ну, и ладно, обойдёмся без чертей.

@темы: жуть и страх, бессвязный бред, прохладный сказ

14:22 

omnis

И видел много тех, кто видел много.
Постепенно холодает. Лысые мерзливые существа уже расползлись по берлогам. Бьющие по ушам крики их сопливых детёнышей смолкли. Наступило время, когда дневные твари засыпают, а ночные — просыпаются. Пока первые сонливо смотрят в окна и с лёгкой тревогой наблюдают за темнотой, вторые чувствуют ускоряющийся ток крови и наливающиеся теплом тела.
Тускнеющее солнце уже не способно с прежней яростной силой осветить грязную улицу, и ничто не сдерживает зимних существ. И зимние существа просыпаются! Они заглядывают из ночной черноты в окна к ослабевшим летним конкурентам и ждут момента для удара. У ночных тварей есть время ждать.


Создание из буфета, стекла и экрана уже изменило внешность. Оно часто меняет внешность, и я не успеваю привыкнуть к новому облику. По его метаморфозам можно отследить смену полугодий. Вид свежего, едва окоченевшего трупа — светлое полугодие. Кажется, солнце пьёт силы у этой твари. Существо выглядит здоровым, цветущим и даже напоминает человека — настали тёмные времена. Видимо, оно питается холодом, светом Луны и людскими страхами.
Но я не боюсь.
А боюсь другого, стоящего каждую ночь у меня во дворе и смотрящего в окно. Сначала оно было слабым, выглядело больным и неопасным, но каждый день оно меняется. Как тварь из буфета, стекла и экрана. Небо светлело, внешность твари становилась чётче. Месяц назад оно бы убежало, подальше от лучей восходящего солнца. Но сейчас свет для него безвреден. И оно всё стоит и стоит у меня во дворе.
Возможно, мне следовало защититься? Но вместо этого я принял единственно верное в пять утра решение, выбрал проверенный веками метод обороны — ушёл в спальню, завернулся с головой в тёплое одеяло и уснул. Существо может хоть целый день стоять во дворе и заглядывать в соседские окна, раз ему так нравится. И на следующий вечер тварь уже была во дворе. Но теперь я не прятался в доме, а вышел прямо к монстру...
Весь вечер и всю ночь мы с зимней тварью сидели под тёплыми пледами, гоняли какао со сгущёнкой, ели ватрушки и слушали музыку. Зимний монстр не навредит зимнему монстру. А завтра мы будем вместе стоять в чужих дворах и заглядывать в окна к летним чудовищам.

@темы: бессвязный бред, жуть и страх, прохладный сказ

13:10 

diabolica,

И видел много тех, кто видел много.
Белые стены зданий. Когда на них падают лучи солнца, свет отражается прямо ко мне в окно. Слишком ярко, больно смотреть. Резь в глазах появляется даже от листьев, на которых играют солнечные блики. Что уж тут о целом здании говорить.
Мне нравится смотреть в окно, но светлые дома и розово-красная от заходящего солнца улица вызывают странные чувства. Неправильность, неестественность пейзажа? Пожалуй, да. Существуют два вида "ненастоящих" улиц. Первые — уютные, чья необычность напоминает далёкий тихий сон, воспоминания о никогда не существовавшем. Вторые — тревожные, застывшие. Ты прислушиваешься к тишине и ждёшь. Ждёшь беды, ждёшь завершения всего. Но ничего не происходит.


Но в тот день что-то всё же произошло.
Я читаю обычные газеты. Не могу назвать это старой привычкой: раньше я корреспонденцией не интересовался. Но здесь свежая газета появляется каждый день. Часов в девять утра я нахожу в почтовом ящике новый выпуск. Читать их неудобно: не скреплённые страницы выпадают, разлетаются, уголки больших тонких листов опадают.
Вереница обычных неинтересных новостей: с кем видели голой закатившуюся эстрадную звезду, реклама средства от варикоза, рассказ об очередной потомственной дочери матери и отца, которая "чувствует болезнь ладонями". И одна маленькая скромная заметка: «Рыбовы покинули город. Но никто их не знал и никто не будет по ним скучать». Странное объявление для газеты, правда?
В следующем выпуске попались сразу две необычные заметки:

«Барановы уехали из города. Их никто не знал. Долгие проводы — лишние слёзы. Через несколько дней о них никто не вспомнит».

«Помните вчерашнюю грозу? Это было мощное и пугающее ненастье. В дачном кооперативе молнии ударили в 37 человек, включая младенца. Эта была ужасная смерть. Дачники надолго запомнят запах горелого человеческого мяса».

Что это? Облазил обе газеты, но не нашёл, к чему эти объявления. Возможно, реклама нового фильма? Спросил у родственников на счёт дачи, они подтвердили: молния действительно убила 37 человек. Поговорил о газете, но никто уже не читает бумажные выпуски.
На улице всё как обычно. Искусственная радость на лицах прохожих. Пустые глаза. Бензиновая вонь и растерянные собаки, ждущие людей, чтобы вместе с ними перейти дорогу. И ослепительные светлые здания, окрашивающиеся по вечерам в розоватые тона. Смотрю в небо и жду беды. Но вижу только бесконечные давящие дома.


Заметки появлялись каждый день: иногда всего одна, иногда три. В них всегда было одно и тоже: исчезновение семей, о которых никто не знал, смерть в огне, утопление, бьющийся током телевизор. Мир проводит чистку. Скоро очередь дойдёт и до меня: «Фамилин покинул город. Никто о нём не знал».
На самом деле это из игры симс-3. Игра иногда выселяет семьи, с которыми игрок не общается. А ещё игра радостно убивает персонажей. Всегда удивляли эти сообщения об уездах и убийствах в газетах.

Вопрос: Картинки в постах?..
1. Нужны, помогают погрузиться в атмосферу. 
10  (40%)
2. Не нужны, отвлекают, не смотрю на них. 
0  (0%)
3. Нужны, но меньше текущего размера. 
0  (0%)
4. Нужны, но прячь их под превью-море. 
1  (4%)
5. Моль наблюдает за котом из-под потолка. 
1  (4%)
6. Если не смотреть в окно, дверь исчезнет без звуков. 
1  (4%)
7. Бесцветный песок забивается под кожу. 
3  (12%)
8. Собака зарыта в старом жёлтом небе. 
2  (8%)
9. Свой вариант. 
1  (4%)
10. Маленькая рыжая пшеничная мышь. 
6  (24%)
Всего: 25
Всего проголосовало: 14

@темы: жуть и страх, опросы, прохладный сказ

00:47 

adoramus

И видел много тех, кто видел много.
Плывём мы на плоту. Погода приятная, но немного странная: неестественно яркая изумрудная трава, глубокое синее небо и чисто-голубая вода. Как приятно сидеть на простом деревянном плоту, чувствовать влажный запах опилок и смолы. Наслаждаться тёплыми лучами ослепительно-жёлтого солнца. Чувствовать на коже прохладный ветер, приносящий издалека аромат цветущих роз.
Так уж вышло: добраться до нужного места можно только на плоте. Купить обычную лодку? Но это же так скучно! Лучше связать из нескольких брёвен настоящий плот. Всё равно река спокойная и безопасная.
Медленно плывём, травим байки и рассказываем страшилки. Вспоминаем, как странно покосилась на нас бабка, когда узнала о нашем месте назначения. Деревенские жители странные. Да и любые люди вообще странные.
По обе стороны от нас — густой лес, кора деревьев насыщенно-коричневого цвета, как молочный шоколад. Никогда не видел таких необычных растений. Но они прекрасно дополняли колоритный местный пейзаж.



Плыли мы долго, но никто не обещал скорой и лёгкой прогулки. Но вот, что странно: погода не менялась и темнее не становилось. Всё тот же светлый безоблачный ландшафт. И лес. Совсем не изменился лес. Мы проплывали мимо одинаковых деревьев. Не видели животных или цветов. Ощущали аромат роз, но нигде их не замечали. Многочасовая "поездка" никого не утомила, не вызвала жажды или голода.
Нет, всё это глупости. Просто старая карга нас напугала.
Небо потемнело до тёмно-синего, запах цветущих роз сменился вонью гниющей рыбы. Не было никакого постепенного перехода. Просто секунду назад было светло, пели птицы и пахло цветами, а уже сейчас глубокий вечер и слышны подозрительные всплески.


Неинтересный фантасмагоричный бред:

Вспомнил, что у меня есть аск. Завёл его, чтобы задавать ответы и благополучно забросил. Ну, вдруг кто-то хочет что-то спросить именно там. Что ж я, зря возился с регистрацией, что ли.

@темы: прохладный сказ, жуть и страх, бессвязный бред

07:49 

per

И видел много тех, кто видел много.
Наступила осень. В спальне появились первые замёрзшие коты, которые лезут в открытое окно и просятся в комнату. В это время я не закрываю дверь в спальню, чтобы коты беспрепятственно проникали под тёплые пледы.
Обычно коты спят на сложенном на тумбочке одеяле или пледах, но осенью лезут на кровать. Так приятно проснуться под довольное урчание согревшихся двух, трёх, четырёх, а иногда и сразу пяти котов! Вот только есть один небольшой нюанс — это не мои коты. Мои как спали в раковине и ящике комода, так и спят.
Есть незнакомые коты, есть соседские, которые приходят почти каждый день. Точнее, приходили раньше.
Одного особо наглого кота я уже давно не видел. Он часто ходит по соседским участкам — если он и не приходит в гости, я всё равно его вижу. И знаю: с ним всё в порядке. В этом посте вскрывается вторая тема от Правнука Ворона: «Выбирая из всех в мире (в прошлом, настоящем, будущем времени), кого бы ты пригласил в гости на обед и чем угостил? А может это не человек?».
Надеюсь, скоро Кот вернётся и продолжит объедать моих идиотов. Представляю, как увижу его крадущимся на кухню. Он изображает испуг, но сам настойчиво идёт к лежащему в миске куриному мясу. После еды я глажу кота, он рычит, изображая недовольство, но сам подставляет голову для почёсываний.
Иногда ночью я слышу, как кто-то шуршит в тамбурном коридоре. Это ломятся мои страдающие тяжёлым слабоумием коты, которым не хватает разума мяукать во время шуршания. Но я с надеждой думаю, как открою дверь, а за ней окажется пытающийся тихо пробраться в дом соседский Кот. Коричневое облако беды пройдёт мимо. И снова станет спокойно, и всё снова будет как раньше.
Но вот я открываю дверь, а за ней лишь очередной мой тупой кот. И чернота. Тянущийся с улицы прохладный свежий ветер. Бьющиеся о потолок тамбура мотыльки. И чернота, зовущая выйти из дома, но я не выхожу. Не потому что боюсь темноты, а потому что ночью проклятые пауки вьют паутину между ветками, и мне не очень хочется наткнуться на неё мордой.
Но и днём сила зова не ослабевает. Бывает, выйдешь погулять, а с улицы тянет неприятным мёртвым жаром, навевающим ассоциации с голой землёй, пустошью, скелетами. Стоишь в тени в тамбуре, но видишь, какая неестественно-яркая трава, какое обжигающе жёлтое солнце и синее, подозрительно тёмное для дня, небо. И что-то зовёт тебя выйти в этот ядерный кошмар.


Но ты не выходишь. Потому что ужас перед ночью — понятный и естественный страх темноты, в который ты ничего не видишь, но хищники видят тебя. День же принято считать безопасным от "монстров" временем. Испуганный кошмаром ребёнок ждёт утра, ждёт света, при котором ночные чудовища спрячутся по тёмным шкафам. Но с приходом утра наружу выйдут дневные монстры, от которых тебя ничто не спасёт. Потому что дневные чудища не боятся темноты.
Как хорошо, что наступила осень: ночь становится длиннее, а день — короче. Кислотные краски приглушаются, монстры света впадают в спячку.

@темы: жуть и страх, прохладный сказ

22:38 

sic

И видел много тех, кто видел много.
Смутные и далёкие события 15-18-летней давности. Наверное, люди умеют ориентироваться во времени по возрасту, в котором они столкнулись с событием. Но я никогда не был уверен, сколько же мне сейчас лет.
Приехали мы в Бразилию: я — простой бедный паренёк, и они — богатые футболисты, с которыми я, как ни странно, дружил. Автобус пыльный и неудобный, в салоне воняло бензином и десятком потных тел. Вылезти из него было приятно, но недолго: свежий воздух быстро превратился в дыхание Люцифера из полыхающего жаром Ада.
Подошли подозрительной наружности личности и завели разговор на испанском. Кроме "си" по-испански я ничего не понимаю, поэтому отошёл в сторонку и начал наблюдение. В незнакомой стране всегда нужно готовиться быстро бежать по дворам.
Футболисты и незнакомые парни жестикулировали, пытались договориться, но языковой барьер сильнее нелепых человеческих планов. В конце концов, лидер богачей достал большую пачку с тысячами евро и отдал этим типам. Типы пересчитали деньги и ушли радостные. Удивившись внезапному повороту событий, я спросил, кто эти люди.
— Они помогли доставить нас сюда.
Вспомнил пачку евро. И понял: часть этих денег заплачена и за меня. Но я, как простой бедный парень, не скидывался на поездку. За меня отвесили кучу евро. Меня не должно быть здесь. Сказал об этом футболистам, пообещал всё вернуть, но они лишь отмахнулись:
— Ты нормальный парень и здорово помог нам в армии.
Это правда. Да и не позвали бы они меня с собой, если не хотели.
Мы подошли к зданию, ради которого отправились на другой материк: низкое и серое, такое же страшное и безликое, как большинство наших заведений. Бизнес-центр обычной бразильской глубинки. Темнело, в это время работники должны были готовиться расходиться по домам.
Но до домов никто из них не дошёл.
Мы прилетели из-за книги. Отличной книги с реальными историями. Точнее, из-за одной главы книги. Единственного выдуманного случая, который для равновесия должен воплотиться в реальности. И бразильский маленький бизнес-центр идеально для этого подходит.
Незаметно, как и было описано в книге, мы зашли в здание и подкрались к первому офису. Приоткрыли дверь и посмотрели внутрь. За столами сидели неприятные люди с ленивыми глупыми лицами. Как было бы здорово разбить их кувалдами, чтобы у всего этого планктона больше никогда не возникло желание улыбаться! Что мы, собственно, и собирались сделать.
Достали ножи, биты, и ворвались в кабинет. Нас встретил заторможенный тупой взгляд и вялые попытки отбиваться. Беспомощные хилые твари, которые не в состоянии постоять за себя. Они и были описаны в книге.
Биты ломали носы, крошили челюсти и выбивали глаза. Три взмаха, и от голов оставалось кровавое месиво, а к битам прилипали красные куски кожи с клочками волос. Хруст разбивающихся пальцев, забавно выкрученные ноги и руки с торчащими из разорванной кожи обломками костей. Это выглядело смешно и демонстрировало хрупкую нелепость человеческих тел.
Работы ножей не такие разрушительные, но кровавые и красочные. Широко распахнутый "рот" на горле, из которого быстро вытекает кровь. Слишком быстро: люди мгновенно умирают, не давая посмеяться над их дёрганными предсмертными движениями. А смеяться есть над чем! Выпученные глаза, раскрытые пасти, сцепленные на горле слабые руки и бесплодные попытки вздохнуть, сопровождаемые весёлыми булькающими звуками.
Всё кончено и мы радуемся результатом работы, всё по книге: залитый кровью пол, железно-мясной запах и десяток изуродованных тел. При жизни они выглядели не лучше. Работа футболистов закончена, но мне нужно доделать последний штрих. Цель моего полёта. То, что должен сделать только я.
Тонкая фанерная дверь, неспособная защитить прячущегося. Никогда не понимал смысла в этих бутафорских картонных стенах и дверях, но сейчас они мне помогали. Офис начальницы. Она выглядела, как описано в книге: завязанные узлом волосы цвета поноса, яркий макияж, подчёркивающий несвежую обвисшую кожу. Дурацкий псевдостильный деловой костюм.
Одно движение, и готов последний труп. Умирала вершина офисной пищевой цепи так же быстро, как и остальные.
Я стою на красном полу, с головы залитый кровью нескольких людей. Из открытого окна дует прохладный вечерний ветерок. Хорошо и спокойно. Теперь последняя история из книги — реальность.



Уныло лаяли собаки, тоскливо мяукали коты. Вопили омерзительные соседские дети. Сны нравятся мне больше реальности. Ведь во снах можно безнаказанно убить десяток человек, а в реальности — нет.
Эх, давно я о мертвецах не писал, соскучился по чернухе.

@темы: прохладный сказ, название темы - спойлер, жуть и страх

04:28 

dilexit

И видел много тех, кто видел много.
Не люблю просыпаться из-за неприятного ощущения сонливой слабости. Пора вставать, но всё ещё хочется спать. Я всегда хочу спать и никогда не высыпаюсь. Сонливая слабость — интересная вещь, когда пора ложиться. Организм готовится ко сну, ты чувствуешь, как растворяешься в воздухе и переходишь в небытие. Во время бодрствования это только мешает: трудно управлять телом, которое растворилось в воздухе и не ощущается.
Но сонливость — не единственный источник физического небытия. Иногда вместо приятной "расслабленности на границе со сном" возникает вытягивающая силы пустота. Ты идёшь вдоль стен в страхе упасть без поддержки. Но пустоте этого мало. Она высасывает остатки материальности, оставляя взамен болезненно ноющие дыры, через которые утекает последняя энергия.
Дайте боги, чтобы это было всего лишь художественным описанием недосыпа или дереализации. Но это настоящий физический недуг, не связанный ни с недосыпом, ни с дереализацией. Недуг, появление которого невозможно предсказать или предотвратить. Он уйдёт сам, когда пожелает, а тебе придётся ещё очень долго зашивать "дыры".
Слава духам природы, пустота давно не возвращалась. И на этот раз нематериальность была всего лишь сильной сонливой расслабленностью.
Я смотрел из окна на медленно зеленеющее на востоке небо и не понимал, что же с ним не так. Обычный рассвет, когда чернота сменяется синевой, плавно переходящей в зелёный и жёлтый. Сейчас шла зелёная стадия. Но что-то с небом всё равно было не так.
Стало немного зябко. Стоять зимой у распахнутого окна — не лучшая идея, даже если ты любишь холод. Перешёл в другую комнату, в которой для удобства котов окна лишь слегка приоткрыты. Смена точки обзора улицы открыла новую странность пейзажа — зелёную траву на моём участке и огромные сугробы на соседнем.
Вышел на улицу, но это не дало мне ответов. Приятный ветер, одновременно и тёплый, и холодный: лето и зима. Уходящие на запад яркие звёзды. Давно погасшие уличные фонари не мешали за ними наблюдать.
В рассветной полутьме стало видно сюрреалистическую картину: цветущие ирисы, закрывшиеся на ночь бутоны тюльпанов, и в нескольких шагах от них от них — полутораметровая стена снега и льда. И небо, это неестественно быстро светлеющее небо.
Возможно, я всё ещё сплю, и это — реалистичный сон? Прислушался к ощущениям, которых не было. Только знакомый эффект растворения в воздухе. Говорят, чтобы отличить сон от происходящего наяву, нужно посмотреть на ладони.
Глянул на руки, голубовато-зелёные в тусклом предутреннем свете, уродливо длинные и тонкие, с отвратительными паучьими пальцами. Слабые рассеянные лучи солнца на рассвете правдивы. Они срывают маски псевдоживости и показывают всех теми, кем они являются — мертвецами.
Происходящее наверняка сон, причём, кошмарный.
На самом деле руки выглядят не так, но меня это не волнует. Давно смирился с искажённым восприятием себя в виде от первого лица. У дереализации другое мнение по этому поводу: странность с руками породила лишь новую волну вопросов. «Действительно ли это сон? Ладони всегда смотрелись бы ненастоящими, поэтому как ты отличишь по ним небытие от реальности?».
Как я отличу сон от реальности? Это серьёзный и страшный вопрос. При высокой детализации сна я никак не отделю его от яви. Я могу месяцами жить внутри спящей головы и даже не знать об этом. Сколько дней реальной жизни я уже из-за этого пропустил?
Рассвет. Всё дело в нём. Если я пойму, что с ним не так, то выберусь из этого сна. А небо за время моих раздумий уже стало желтоватым, звёзды полностью исчезли. Корявые чёрные силуэты превратились в деревья и дома. Улица постепенно приобретала краски. Но ответ всё не приходил.
Вернулся в дом и посмотрел на часы: 1:47. Вот оно! Ещё нет и двух ночи, но уже светло! Ненормально быстрый для зимы рассвет, прямо как летом! Как летом...
«Но ведь сейчас и есть лето», — мелькнула волшебная мысль, вернувшая меня из полудрёмы в реальность. И всё стало понятно, всё стало объяснимо: прохладно-тёплый ветер, трава, цветущие растения, ранний рассвет. И даже огромные сугробы оказались всего лишь плёнкой-теплицей.

С постом я несколько опоздал: рассвет у нас сейчас уже где-то в полтретьего, но месяц назад мне не хотелось это писать.

@темы: бессвязный бред, прохладный сказ, произошедшее, внутри

01:03 

in

И видел много тех, кто видел много.
Тяжёлые тёмно-синие шторы, сквозь которые пробивается болезненно-голубоватый свет. Мне нравится это освещение комнаты. В холодных тонах, как при раннем рассвете. При нём в спальне всегда сумерки и никогда не бывает дня.
Холодные оттенки означают для меня покой, но в этот раз умиротворение было нарушено. Кто-то настойчиво стучал в окно. Я не понимал, действительно по стеклу стучали или мне это опять снится. Повернулся на другой бок, но стук не прекратился. Тук-тук-тук. Пауза. Тук-тук-тук. Пауза. Я чувствовал вибрацию стекла.
Никто не мог стучать в окно, потому что снаружи находится москитная стекла. А это значит: стучали изнутри.
Я окончательно проснулся и открыл глаза. Точно, любитель стекла сидел внутри комнаты. Серо-коричневый окрас, пустые злые глаза, смотрящие на меня с вызовом и презрением. Птица. Маленькая похожая на трясогузку птица, но вместо серых участков у неё были бежевые и коричневые.
Дверь в спальню закрыта. На обоих окнах металлические москитные сетки. Но птица была здесь. Жутковатое и на вид туповатое существо, которое было коварнее и умнее, чем казалось. Потомок великих тварей древности — динозавров.
Я всегда любил динозавров. В детстве у меня была энциклопедия по ним, я хотел стать палеонтологом. Тирекс был моим кумиром. Тирекс единственный мой за всю жизнь кумир.
Сейчас один из потомков ящеров сидел в моей спальне. И это был не динозавр. Всего лишь маленькая наглая птица. Встал с кровати и решительно выгнал нахальное существо из спальни, а затем — из дома.
Был пасмурный тяжёлый день. Моя любимая погода. Когда чёрно-серые или тёмно-фиолетовые тучи нависают над землёй, гоня людей по домам и портя им настроение. Улицы пустеют. Можно спокойно погулять.
Вместе с тучами приходит и свежая влажность, указывающая на скорый дождь. Вместе с дождём явится и чувство очищения. Моя любимая погода.
Суетливые твари носились по двору, срывали тряпки, убегали, снова возвращались. Смотреть на них было не очень приятно: редкий обесцвеченный мех на голове, завёрнутые в грязные шоболы лысые тела. Увеличенные линзами водянистые глаза. Я живу по соседству с этими существами уже семь лет, но до сих пор не знаю их в морды.
Они часто носятся по двору, портя вид из окна. Их уродливые детёныши иногда с визгами бегают по двору, мешая спать и слушать музыку. Я ничего не знаю о них и не хочу знать.
Быстро темнело, не успев рассвести. Гул сотен ног и гаркающих голосов постепенно приближался. Я догадывался, что это, надеялся, но веры не было. Это было бы слишком хорошо для правды. Шум становился ближе, улица темнела.
Когда свет почти полностью исчез, вдали появились тысячи красных точек. Злые светящиеся глаза. Топот и гарканье приблизился и затопил соседский участок. Большие головы, длинные ноги, нелепые маленькие крылья. Мощные острые клювы вцепились в тела оцепеневших лысых тварей, отрывали куски мяса.
Замотанные в тряпки существа закричали, как не кричали никогда раньше, пробегая под моими окнами. Пахнущая железом и мясом кровь залила землю, иссохшую за годы выращивания полумёртвых помидоров и огурцов. Десятки чудовищ с весёлым рыком рвали жертв, избавляя планету от паразитирующих на ней монстров.
Покрытые перьями исполины растаскивали по двору последние куски стухшего ещё при жизни мяса. Теперь земля свободна. Теперь бродячим котам будет, что есть.
Я понял, что они пришли избавить нас. Они — любимые животные детства. Динозавры. Но не простые ящеры, а переходные между хищниками прошлого и птицами. Величественные чудища вернулись, чтобы очистить планету от моих соседей и тех, кто на них похож.
Я всегда верил в динозавров.



Да, Коллега, я объединил в один пост темы про птиц и мерзких соседей. Ну, не знаю я, что писать про соседей.

@темы: жуть и страх, прохладный сказ, бессвязный бред

23:05 

pereat,

И видел много тех, кто видел много.
Помню, было дело лет 15-20 назад. Отправили меня в магазин с наказом купить продуктов, да список в напутствие дали. Я посмотрел список: сыр, макароны, шоколадка, чай для сранья, молоко, сметана, гречка. Прикинул, в какие магазины нужно зайти и как сделать так, чтобы всё было по пути, не метаться туда-сюда. Эх, тогда я мог быстро составить план похода по магазина. Я был молодым, шутливым, мне было всё легко.
И вот иду я пружинистой походкой до первого в пути пункта назначения. Гневно сверкаю глазами в прохожих. Они отводят взгляды. И правильно делают. В голове играют «Битлз», а может даже и «Билли Айдол», поди упомни, что у тебя звучало в голове 17 лет назад. И яркое солнце в тот день было не машиной смерти, а приятной светлой звездой.
Я был молодым, шутливым, шестым инструктором, опять же. И даже солнце в тот день не рисковало испортить мне настроение.
В общем, был хороший денёк: приятно грело солнце, но не жарило до духоты. Светлые просторные улицы, толпы весёлого народу в разноцветных одеждах. Машины не мешали наслаждаться свежим воздухом.
Минута-другая спустя улица изменилась. Мне всегда нравился дождь за мрачную обстановку и атмосферу упадка. Когда улица перестала быть весёлой, а день — приятным, я вспомнил случай из детства.
Был праздник и сильный дождь. Половина магазинов маленького города не работала. Я бродил по грязи под ливнем и искал открытый продуктовый магазин. Не найдя искомое, я понуро побрёл домой, когда меня окликнул весёлый одноклассник. Это выглядело странно: безрадостные пейзажи, угрюмые лица прохожих и не вписывающийся в пейзаж счастливый мальчишка.
Вот и в тот момент улица не подходила к людям. Светило солнце, облака не загораживали светло-голубое небо. Но день был тёмным и мрачным, как тогда во время дождя. Каждое заведение, каждое здание излучало ненависть и враждебность.
«Не заходи сюда! Тебе здесь не рады!» — читал я в вывесках.
Люди не замечали перемен и улыбались. Все улыбались. Неизвестно, чему. Тяжёлый день и толпы улыбающихся людей с одинаковыми лицами. Они шли мимо, и я радовался, что они не смотрят на меня.
Как молитвенник поднял я блокнотную бумажку со списком продуктов и ещё раз всё перечитал. Сыр, макароны, шоколадка, чай для сранья, молоко, сметана, гречка. Чай для сранья. Вот оно — заклинание, изменившее день.
Вот, что я знал об этом наименовании списка:
1) он продаётся только в аптеке;
2) он лежит в красной коробке, на ней нарисованы две тётки;
3) он горький и невкусный.
Как, интересно знать, мне попросить его у продавца? «Дайте мне, кароч, чай для сранья с двумя тётками, лул» — так, что ли? Я злился на человека, не написавшего нормальное название. Злился на себя, не додумавшегося это название спросить.
Я нашёл источник превращения улицы во враждебное нечто, но волшебный момент с лёгкостью и музыкой в голове было не вернуть.
Если хотите знать, как я попросил чай, то я так и сказал: «Чай в красной коробке с двумя тётками». Наверное, можно было сформулировать просьбу поточнее, но я всегда был неумным человеком.
Я вспомнил этот случай, когда встретил в магазине чай с нарисованной на коробке тёткой. Это был не тот чай, того, наверное, уже не продают.

@темы: прохладный сказ, произошедшее

09:21 

creaturas,

И видел много тех, кто видел много.
Большой и шумный гипермаркет. Толпы людей, вопящие сопливые дети, толкотня. На стенде висела дешёвая никому неинтересная мелочь: аляпистые наклейки, поганого качества пластиковая посуда, неудобные домашние тапочки, безвкусные статуэтки.
Люди шли мимо. Иногда останавливались, привлечённые ярким рисунком тарелок. Но затем замечали дефекты изображений и, разочаровавшись, уходили. Наверное, нужно было с большим энтузиазмом впаривать народу товар. Наверное, следовало удачнее расположить вещи на витрине. Наверное.
Но меня это не волновало, чай не то место работы, за которое следует держаться. Вспоминал вольные дни свободного графика, грустил, глядя на нынешние. Всё хорошее когда-нибудь кончается. Только плохое не кончается никогда. Оно поджидает. Следит, когда хорошее отвернётся. Чтобы наброситься толпой и загрызть это единственное доброе и светлое.
Конечно, откровенное пренебрежение рабочими обязанностями не могло долго оставаться в тайне. Тарелки, носки, лопатки для еды не могли залезть людям в сумки, достать взамен у прохожих из карманов деньги и шепнуть: «Ты нас не продавал, но вот деньги. Не говори о этом начальству, пусть это будет наш секрет».
Но начальник и так обо всём узнал. Вот я — пешка, получающая за нудную сложную работу три копейки, а вот начальник — сидит в удобном кресле и злобно сверкает лысиной. Хорошо, что внутри меня встроено игнорирование чужих слов, поэтому все претензии благополучно покинули голову через ухо.
Но есть в плохой работе некоторый плюс: перевели на другую должность, где не нужно быть в толпе вонючих людей и их вечно визжащих детей. Просто заполнять бланки на компьютере. На тормозящем виндовс-98, но это лучше обилия человеческих тел вокруг.
На самом деле всё просто ужасно. Просыпаться и засыпать в одно и тоже время, что вызывает бессонницу и недосып. Очень сложно уложиться в 24 часа, когда в твоих природных сутках 27-40 часов. Почти каждый день куда-то идти. Каждый день помнить тысячу деталей. Пытаться понять, все ли дела я уже переделал и можно выходить, или что-то забыл. Каждое утро перед уходом сверяться со списком вещей, которые нужно взять с собой.
По много часов сидеть за неудобным стулом в чужой обстановке. Тратить драгоценные часы жизни на дорогу. Изо дня в день. Снова и снова. Полное серости и безрадостной тоски жалкое существование.
Во дворе залаяла на гадких соседских детей злобная собака. Ей ответил хор двух других сторожевых псов. Жалобно проскрипел тормозящий поезд. Эти обыденные звуки вызвали умиротворение. Я не понял, почему. Повернулся на другой бок и в ужасе уставился на часы: не проспал ли? Нет, не проспал. Всего шесть часов.
И тут меня подхватило необычное ощущение проплывшей мимо беды. Огромное тухло-коричневое облако на этот раз прошло мимо меня, задев лишь гнилостным запахом. Оно не заметило меня. Оно шло к другому человеку.
Я смотрел на часы и не понимал, что вижу. На всякий случай сверил обычные настенные часы с телефонными. Всё верно. Шесть часов. Вечера.
Сросшиеся с матрасом гниющие трупы, сотни вариантов Апокалипсиса, космические катастрофы, падающие самолёты, ребёнок, столкнувшийся с чёрным силуэтом в темноте — ничто это по силе ужаса даже рядом не плясало со сном, в котором я приснился себе ходящим на "обычную" работу. И никогда ещё пробуждение не вызывало столько облегчения.

@темы: прохладный сказ, название темы - спойлер, жуть и страх

00:42 

aeternae

И видел много тех, кто видел много.
Обычное начало пасмурного утра: постепенно светлеющее серое небо, тусклый рассеянный свет и недовольное кукареканье петухов. Впереди уже мало таких дней. Скоро встречать утро будут жгучее солнце и трупная голубизна неба. И нигде не будет убежища от смертоносных жёлтых лучей, проникающих под защитную плёнку, как отравленный воздух просачивается в дом через неплотно закрытые ставни на окнах.
Но злые дни пока не наступили. Ничто не мешало проникаться настроением апрельского утра. И было чем проникаться: густой туман скрывал очертания уродливых низких хибар, надрывал глотку соседский петух, в чьём крике слышалось отчаяние всех невольных домашних птиц. Петуху поддакивал вой посаженных на короткую цепь собак.
Да, псы, которым нужно движение, новые впечатления, сидят на цепях длиной в метр-полтора. И воют. Воют. Воют. Круглосуточно. А что ещё делать, когда вся твоя жизнь ограничена вонючей конурой и помоями с хозяйского стола? Я не понимаю, зачем сажать сторожевых псов на цепь: как они защитят дом от воров? Даже спусти их хозяин с цепи, на лапах с атрофированными мышцами никого не догонишь.
Мне нравится стоять в тумане и дышать влажным прохладным воздухом. Стремительно приближающиеся сиренево-серые тучи обещали дождь и пасмурную погоду. На душе стало хорошо: день должен быть приятным.
Улицу огласил новый, тревожный и непривычный звук — звон церковного колокола. Это так странно: стоять в тумане под низким серым небом и слушать созывающую на утреннюю молитву мелодию.
Мне стало интересно: пойдут ли люди в церковь в столь ранний час? Я вышел со двора и пошёл к месту сбора. На улице никого не было, единственные спутники моего пути — злобные собаки, заливающиеся лаем и гремящие цепями, когда я прохожу мимо их калитки.
Церковь была недалеко — небольшое деревянное здание с башней и колоколом на ней. Около строения стояла толпа мужиков и смотрела на дверь. Я плохо различаю человеческие лица, и мне показалось, что все пришедшие на молитву одинаковые. Протёр пенсне, присмотрелся. Одинаковые короткие светло-русые с грязно-жёлтым отливом волосы, маленькие свинячьи глазки, нос картошкой, тонкие, почти отсутствующие губы. Обычные крестьянские рожи, неудивительно, что мне они показались одинаковыми. Я и сам такой же, только волосы другие.
Промелькнула мысль: «А ведь я единственный из пришедших, кто внешне отличается от остальных!». Мужики перестали заклинать взглядом дверь и посмотрели на меня, словно услышали мои мысли. В книгах в такие моменты герой недоумевает: «Неужели я сказал это вслух?». Меня всегда это удивляло: неужто можно озвучить мысли и не заметить этого? Но жизнь — не избитый книжный штамп, и я точно знаю, что ничего не говорил.
Они смотрели на меня, а я чувствовал себя беззащитным и беспомощным. Я привык быть невидимым, незаметным для людей и котов. Видели меня лишь псы и притворявшиеся старухами оборотни. А люди меня никогда не слышат и не замечают. Нет, я не невидимка в буквальном смысле, меня просто не замечают. Могу станцевать румбу на остановке, и никто не отреагирует.
Я привык быть незримым наблюдателем, живущим среди людей полтергейстом. Но мужики заметили меня, а будучи замеченным сложно на глазах у всех снова стать призраком. Для этого нужно опять отвести взгляды. Как, наверное, ужасно быть всегда видимым. Мне хватило нескольких минут, чтобы почувствовать себя потерянным и несчастным.
Решил-ка я пойти домой подобру-поздорову, подальше от молча пялящейся на меня толпы одинаковых людей и полуразвалившейся церкви с колоколом.


@темы: прохладный сказ, название темы - спойлер

08:08 

et

И видел много тех, кто видел много.
Последние несколько дней меня преследует желание переехать в далёкую от городов деревню рядом с лесом. Хочется выйти к речке под холмом, сесть на траву и созерцать природу. Слева от меня густой лес. Над головой тяжёлое тёмно-серое небо.

Дальше четыре картинки:

@темы: прохладный сказ, внутри

04:15 

libertati

И видел много тех, кто видел много.
Бывают такие далёкие и полузабытые воспоминания, когда не понимаешь, было это на самом деле, или приснилось. Я прочитал множество историй про ложные воспоминания. Большинство за реальные события глубокого детства приняли откровенные сны. Были люди, которые и во взрослом уме заметили несоответствия реальности и воспоминаний.
Но я пишу не об этом. А о странном воспоминании из детства.
Мне было 5-6 лет: достаточно мало, чтобы принять сон за реальное событие, но достаточно много, чтобы воспоминания из этого возраста не казались далёкими и размытыми.
Я любил гулять с родителями и бабушкой по лесу, пшеничным полям. Мы бродили вдоль речки и срывали камыши. Посещали местное капище и молча смотрели на древние идолы, укоризненно рассматривающие нас вырезанными из дерева глазами.
В тот раз мы с мамкой пошли в лес. У нас нет густой дремучей чащи, только искусственно выращенный хвойный лесок, рядом с которым дорога и гаражи. Но тогда мама предложила пройтись по лесу с другой стороны, на которой мы никогда не были.
Погода выдалась пасмурной, но мне всегда нравилась упадническая красота серых туч и приглушённые цвета лишённого солнца пейзажа. Мы шли через небольшое пшеничное поле. Я до сих пор помню запах тогдашнего надвигающегося дождя и поразивший меня контраст между желтизной пшеницы, зеленью сосен и серостью неба. Возможно, именно с тех пор ливень на фоне зелёного ландшафта начал ассоциироваться у меня с очищением.
— Помню, в лесу стоит одна интересная штука!.. — загадочным голосом сказала мамка. Что интересного может быть в выращенном людьми сосновом бору?
Но как только мы вошли в рощу, я увидел их. Несколько растущих в один ряд берёз. Мощных берёз, стволы которых по толщине не уступали дубовым. Из середины деревьев безумный скульптор вырезал изящные женские статуи. Заведённые назад руки приподнимали густые и длинные волосы-кору. Ног у них не было: они сливались со стволом.
Мы подошли к статуям, и из-за туч выглянули слабые солнечные лучи, неспособные пробиться сквозь сосновые ветки и осветить лица берёзовых женщин.
Мне показалось, что это не статуи, но живущие в деревьях дриады, стерегущие бор от нежеланных посетителей. Стражи, которые древнее самого леса. Древнее человека и их богов. Древнее стогов сена. Не их вырезали из берёз ради леса, но лес посадили ради них.
Дриады провожали нас осуждающими взглядами и бессильной злобой существ, неспособных сбросить облик статуй и прогнать пришельцев. Берёзовые девушки выглядели беспечными и миловидными, как и положено нимфам. Но от незамутнённого взрослой рациональностью взгляда ребёнка (на самом деле я и сейчас незамутнён рациональностью) не скрылось излучаемая лесными жительницами густая ненависть и настороженность.
Я рассказал об этом мамке, она лишь посмеялась над детскими страхами. Мы обошли нимф, но они продолжили смотреть вслед, будто поворачивались лицом к нам.
"Интересная штука" стояла позади статуй, скрытая высокими кустарниками и разросшимся хмелем. Храм дриад. Невысокое строение без двери, сделанное из блестящего коричневого камня. Мне было немного боязно заходить — мы дерзко врывались в жилище статуй-дриад — но мать бесстрашно вошла внутрь.
На стенах храма крепились выполненные из того же материала полки, на них стояли деревянные и каменные шкатулки. Простые прямоугольные и с вырезанными цветочными узорами. Гладкие и рельефные, с отверстиями на стенках и крышке. В шкатулках лежали украшения: длинные цепочки из красного золота, бронзовые кольца, перстни с сердоликами и серебряные диадемы.
Глаза разбегались, мне захотелось посмотреть и взять домой всё! Но мы не стали ничего трогать: дурное это дело, воровать подношение нимфам. Я хотел спасти шкатулки и украшения от мародёров, но было ясно: в храме они пролежат ещё сотни лет, как лежали до этого дня.
Мы положили все вещи на место, вышли из святилища и, сопровождаемые ненавидящим взором дриад, вышли из леса, чтобы никогда больше не зайти в него с этой стороны.



@темы: прохладный сказ, название темы - спойлер

20:19 

Vade,

И видел много тех, кто видел много.
Дождливый весенний день. Я не люблю весну, считаю его самым грязным и неприятным временем года. Предвестником летней влажной гнилостной жары. Но сегодня шёл дождь. Приятный, успокаивающий и очищающий. Я люблю дождь — он освежает воздух и загоняет людей по домам. Ни одна мерзкая человечья морда не мешает бродить по городу.
Но я не бродил по городу. Сегодня мне захотелось посмотреть телевизор. Да, для меня редкое событие. Мне нравится выйти холодным дождливым ранним утром в предбанник и выключить старый ламповый телевизор, работе которого не мешает ни холод в -30, ни духота в +35.
В руках чашка горячего какао с молоком, на экране — середина (или конец?) фильма про ковбоев. Все самые странные передачи и кино начинаются в это время: в 1-4 часа ночи. И в этот раз кино отличалось от дневных примитивных мелодрам и детективов.
В кино была ночь. Тихая и чёрная, слышно только тяжёлое дыхание трёх скачущих от преследователей ковбоев. Не было обычной тревожной музыки или улюлюканья гонящихся за жертвами бандитов. Никто не стрелял из револьверов. Да и самих преследователей-то не было видно. Только смутные тени трёх главных героев, блики на пряжках и пуговицах.
Они часто оглядывались, но не разговаривали друг с другом. Чувствовалось их напряжение, ужас перед преследователями. Я ни разу не видел такого в вестернах. В других фильмах — да. В триллерах и ужасах, где маньяк или монстр гонится за детьми и простыми жителями. Но что так напугало ковбоев? Где их дух сражений?
А действие на экране всё не менялось. Тишина, темнота и топот копыт. Иногда камера показывала лица всадников — слегка освещённые, чтобы их было видно, но без нарушения окружающей темноты. Это был странный фон для какао с молоком и дождя за окном, не ожидал я увидеть по «Звезде» подобный фильм.
Через несколько минут в картине появилась новая деталь — белый огонёк света, как от современного фонаря. Современный фонарь в вестерне! Нет, я видел фильмы, в которых прошлое сочетается с будущим, но десять минут безмолвной скачки в темноте, единственное изменение в которой — фонарь?
А герои в ужасе перед лучом света пришпорили коней, но это не помогло — белый круг медленно приближался. Я наблюдал за растущим пучком света и думал: почему они просто не свернут? Но они не могли. Хотели, но не могли. Если ковбои свернут, будет только хуже.
Один из всадников завопил, но крик быстро оборвался. Ковбои остановились. Лидер несколько раз приглушённо позвал товарища (это было первое слово, которое я услышал в фильме), но ему не ответили. Всадники спешились и свернули от луча в сторону. Они долго шарили в темноте, звали пропавшего и его лошадь. Но никто не выходил. Они пропали: и ковбой, и его лошадь.
А луч приближался, теперь было видно силуэты держащих фонари людей. Смутные тёмные контуры, очертания ковбойских шляп. Коней у них не было. Они догнали всадников пешком.
Герои вскочили по лошадям, но их побег бессмысленный. Скоро белый свет коснётся спин всадников и они исчезнут, как и их товарищ.
Не доверяйте белому лучу света в ночной темноте. Ведь этот фильм был не просто фильмом.

@темы: прохладный сказ, название темы - спойлер, бессвязный бред

02:19 

inventor

И видел много тех, кто видел много.
Я часто вспоминаю город, в котором родился. Вспоминаю, как там улицы располагаются. Даже любопытно стало, как оно там всё сейчас. Правильно ли я помню улицы. Сдохли ли все одноклассники или мучаются ещё.
И тут вдруг вспомнил про один заброшенный магазин. Он был свински-розового цвета, низкий и длинный. И вот сижу я и думаю: а что было перед магазином? Позади помню: многоэтажки. С одного боку тоже многоэтажки, с другого — дорога и маленький магазин. А впереди, впереди-то что? Не помню. Прям не даёт мне это место покоя, думается и думается о нём. Как проклятое. Думал я думал, и придумал — а не съездить ли мне туда? Действительно, всё равно ведь городок недалеко, чуть ли не из окна видать.
И вот брожу я по рынку — ничего не изменилось. Обшарпанные стены, те же страшные рожи продавцов (только постаревшие), тот же ассортимент из 3,5 товаров. Эх, хорошо в краю родном, пахнет сеном и говном! Иду по полузабытым дорогам: вот засранная детская площадка, вот уродливые карусели во дворе детского сада, которые не изменились со времён моего раннего детства.
Оказывается, позади нашей старой квартиры был частный сектор. Я вспомнил об этом, только когда подошёл к серым покосившимся деревянным домам и случайно въебался ногой в лошадиное говно. Да, вон тот сарай, рядом с которым мы однажды гуляли с бабкой. Она сказала, что там живёт настоящий лев. Конечно, это была ложь, просто ей хотелось найти интересный повод погулять. А дорога от сада вправо шла мимо узкой гостиницы на холме и утыкалась в пожарный участок.
Но меня интересовали не эти дороги. Не эти места, о которых я знал, просто забыл. Дорога впереди заброшенного магазина. Бабка говорила, что там поля под свёклу, но я никогда туда не ходил. К полям вело несколько путей: сама трасса у магазина, тропинка от соседской многоэтажки и тропинка от нашей многоэтажки.
Я никогда не был на этих тропинках, дороге. Смотрел на них со стороны, подходил близко, но никогда по ним не ходил. Не боялся их, но чувствовал, что они ведут на чужую землю. Которая очень далеко от дома.
В этот раз я пройду по дороге.
Я удивился, увидев вместо заброшенного магазина современный супермаркет. Это было единственное изменение в городе. Но трасса оставалась там же. Ровная на фоне остальных дорог посёлка. Но незнакомая. Я шёл по ней, но видел впереди только полуразвалившиеся дома по левую руку и грязь — по правую.
Пасмурное бесцветное небо и холодный ветер. Грязно-розовые, болотно-зелёные и серо-коричневые стены однообразных домов. Старые избы выглядели заброшенными — не было видно жителей или прохожих. Никто мимо меня ни разу не проехал. Нет домашних животных. Не слышно лая собак, гогота гусей — обычных спутников частных секторов. Если коров, овец и коз держат далеко не в каждом секторе, то собаки живут почти в каждом доме, гуси — как минимум в одном.
Я шёл долго. Не люблю транспорт, поэтому могу идти очень долго.
Солнце неприятно ударило по глазам. Я прищурился и продолжил идти почти вслепую, пока глаза не привыкли к яркому свету. По обе стороны от дороги лежало бескрайнее ярко-зелёное поле. Не было пшеницы, грядок, только изумрудная трава. На которой не паслись лошади, коровы. Красивая безжизненная долина травы.



И насыщенно-жёлтых стогов сена. Огромных стогов сена. Они лежали рядом с дорогой, их было видно на горизонте. Я прошёл мимо одного из исполинов; он был высотой в пятиэтажный дом. Вдали они выглядели маленькими, но я понимал — это обман. На самом деле они гигантские. Бессистемно стоящие в поле травы, выглядящие, как жилища духов природы.
Но это были не жилища духов природы.
На чисто-синем небе не было ни одного облака. Ветер исчез. Тишина. Мне хотелось оглянуться посмотреть, остались ли тучи и грязь позади, или я так задумался, что не заметил смены погоды. Но я не оглянулся. Продолжил рассматривать чистые зелёные, жёлтые и синие цвета. Как на фотографиях. Я знаю, что природа щедра на яркие оттенки, но настолько насыщенные тона доступны только хорошему фотоаппарату.
А сейчас я видел это вживую. Неестественно-красивый пейзаж. Такой приветливый и жизнерадостный — даже солнце не резало глаза. Доброжелательный и... ненастоящий.
А стога сена лежали в поле, молчаливые и флегматичные стражи бесконечной поляны. Ни добрые, ни злые. Простые обитатели местности. Интересно, есть ли у стогов корни, которыми они едят, как растениями?
Я шёл мимо величественных монстров высотой в десятки, сотни метров и понимал — их создали не люди. Жёлтые громадины угнетали своим присутствием, давили на меня — жалкого маленького человека. Они выглядели старыми, старше города. Умрут страны, исчезнут цивилизации, но стога останутся. Бездвижные жители поля, в котором всегда лето. В котором нет животных.
Я бы хотел вернуться домой, но не могу. Дорога зовёт меня вперёд, вглубь долины сена. Возможно, я умру и превращусь в циклопический стог, питающимся кислотно-яркой травой, живущим под истерично-насыщенным небом.



Да, это ледяная история из серии «если автор до сих пор идёт по ебеням, то КТО ТАДА ЕЁ ПИСАЛ??7!1».

@темы: название темы - спойлер, прохладный сказ

18:49 

magister

И видел много тех, кто видел много.
Вообще-то я не очень люблю еду, но иногда появляется конкретная еда, конкретная прекрасная еда, которая долго не надоедает. Тебе не хочется никакой другой пищи, только та еда. Вот так случилось с хлебом. Чудесным хлебом.
Однажды я проснулся и понял, что мне нужен только хлеб. Не люблю быстро просыпаться и сразу вставать, но тогда хлеб звал меня, тянул на кухню. Я чувствовал мучение лежащего в хлебнице хлеба. Одинокого. Думающего, что про него все забыли. Коты, домовой и живущий под ванной мёртвый мальчик, может, и забыли, но я — нет.
И вот кухня озарилась сиянием радостного меня, готового прижать хлеб к сердцу, кататься с ним на колесе обозрения, есть мороженое вместе. Но сияние быстро померкло — хлеба не оказалось. Ни кусочка. Ни чёрствого огрызка, ни жёсткого сухаря.
Есть вещи, которые не зависят от человека. Например, смерть. Человек может отдалить этот момент, но не может избежать. Заботиться о здоровье, держаться подальше от опасных развлечений и работы — ничего не поможет стать бессмертным. Смерть неотвратима, попытки человека тщетны. Все люди мертвецы от рождения.
Так и с хлебом. Мне придётся идти за ним в магазин. Он не появится в доме мгновенно сам. Придётся отложить встречу с хлебом на час.
В отделе с выпечкой пахло сырым тестом и хлебом. Приятные ненавязчивые ароматы вызывали тоску — я не смогу поесть хлеба как минимум полчаса, от магазина до дома не самый близкий путь. Но ассортимент радовал глаз: воздушные тёмно-бежевые, насыщенно-коричневые с орехами, нежные желтоватые кукурузные хлеба, бархатистые булки в сырной корке, заварные тёмно-шоколадные хлеба с ласковыми добрыми глазами.
Купив несколько штук, я шёл домой и думал, как вгрызусь в мягкую тестную плоть. Как запах муки пропитает волосы, кожу, кошачью шерсть, берёзовый веник домового и ванную. Как аромат хлеба покинет дом, затопит соседей, понесёт их к реке и аккуратно, но настойчиво утопит (хорошо, хорошо, это просто мечты!).
Я смотрел вокруг и видел коричневые крупные снежинки, падающие на коричневый нескользкий снег. Присмотревшись я понял, что это не снег и снежинки, а хлеб и крошки. Посмотрел на светло-бежевое небо, увидел хлебную мыльную воду, какая она бывает, если заварить хлеб.
Я видел коричневые кирпичные дома, которые состояли из буханок хлеба. Видел людей, выгуливающих батоны на роликах. Прохожие смеялись, вдыхали свежий хлебный запах, строили хлебную бабу, играли в хлебшки.
И я смеялся вместе со всеми. Думал, как насыплю котам сухарей, поставлю домовому кашицу из хлеба, отмою ванную ржаной мукой. Потому что никому нам ничего больше не нужно, только хлеб.


@темы: бессвязный бред, прохладный сказ

Возьмите капусту, начните вязать, и не забудьте про небольшой камешек

главная